Yandex.Metrika

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Антон Комичев: «Мира Деревня» — проект, который меняет жизнь к лучшему»

13 января 2020


Руководитель проекта «Мира Деревня» рассказал о том, зачем переехал в Новосибирск, почему оставил театр и что считает главным показателем своей работы.

«Мира Деревня» вызвала у меня детский восторг»

— Антон, ты руководитель, или, как мы тебя в шутку называем, председатель «Мира Деревни» уже два года. Расскажи, почему решил переехать из Ульяновска в Новосибирск.

— Я работал в мебельном бизнесе и как-то поехал в Москву на крупную профильную выставку. В рамках этого мероприятия проходил семинар, который закончился достаточно поздно. Я спустился в холл северной башни Москва-сити, чтобы зарядить телефон, сел на диван — и вдруг понял, что нужно что-то менять, заниматься чем-то другим. В этот момент зазвонил телефон. Звонила Яна, с которой мы когда-то вместе работали в Новосибирске, — с 2009 по 2012 год я жил в столице Сибири. Мебельная компания, в которой в то время работал, арендовала площади в Торгово-выставочном комплексе «Большая Медведица» и там представляла свою продукцию. Потом мне пришлось вернуться в Ульяновск, а управляющей в салоне стала Яна.

Мы поговорили в общем-то ни о чём. А в конце беседы она сказала, что работает в проекте «Мира Деревня» и как раз сейчас им требуется руководитель. Спросила, интересно ли мне посмотреть посёлок и, возможно, поработать. Я сказал: «Конечно!» Но почему-то воспринял этот разговор несерьёзно. Вернулся домой, а через пару недель Яна позвонила мне снова и сказала, что идеолог проекта Андрей Алексеев готов со мной пообщаться.

Заочно я был с ним знаком, так как именно Андрей основал ТВК «Большая Медведица». Мы созвонились и поговорили, как мне казалось, на отвлечённые темы — не о работе, а больше об образе жизни. В конце беседы Андрей предложил приехать в «Мира Деревню».

Я прилетел вечером. Когда приехал в посёлок, было уже темно. А утром, как только рассвело, сразу пошёл на прогулку. Это была середина декабря. Свежий воздух, чистый белый снег и абсолютная тишина… Я испытал такой детский восторг! А ещё — ощущение остановки, которая была мне необходима.

Потом была встреча с Андреем, он говорил не столько о задачах, сколько об атмосфере, людях, для которых строится этот посёлок. Вечером у меня был рейс домой, а буквально через пару недель позвонил Андрей и предложил работу.

— Чем тебя зацепила идея проекта? Наверняка не только свежим воздухом и белым снегом…

— Когда после семинара в Москве у меня появилась мысль, что пора что-то менять, я сам до конца не понимал, почему, а главное — в какую сторону идти. Пообщавшись с Андреем, смог сформулировать, каких перемен мне хотелось.

Целью всей моей прошлой деятельности было увеличение дохода. Продал на 5 миллионов рублей — нужно продавать на 10, потом — на 20… Это бесконечный путь.

В «Мира Деревне» я понял, что, как бы пафосно это ни звучало, работа в проекте позволит мне хотя бы чуть-чуть делать жизнь лучше. Потому что здесь мы прилагаем усилия для того, чтобы жизнь стала более здоровой, спокойной, безопасной, считаем ценным проводить время с семьёй, а не стремиться заработать все деньги мира. Если этот проект будет успешным, то сможет легко распространиться по стране, привнося такой формат в жизнь всё большего числа людей.

— Получается, «Мира Деревня» — это формат жизни?

— Да, а загородное пространство только дополняет эту идею. В основе этого формата лежат всем известные ценности: семья, здоровье, взаимоуважение, саморазвитие. Как следствие, этот формат даёт массу преимуществ. Например, следствием заботы о здоровье становится долголетие, следствием взаимоуважения — приятное и интересное общение и так далее.

— Жители «Мира Деревни» — это те, кто разделяет эти взгляды?

— Мы открыты для всех. Если человеку не близки идеи проекта, то он сам теряет интерес, его отсюда словно что-то выталкивает.

Есть люди, которые уже готовы к такому формату. А есть те, кто, как и я тогда, сидя в Москва-сити, внезапно понял: нужны перемены. Перемены, которые пойдут на пользу мне самому, сделают лучше жизнь семьи. И начинают искать тех, кто хочет того же.

Приезжают в «Мира Деревню» на мероприятия и экскурсии, знакомятся с единомышленниками и пространством, включаются всё больше и постепенно становятся носителями такого образа жизни.

— К чему эти поиски перемен привели тебя? Что изменилось за два года работы в «Мира Деревне»?

— Наверное, одним из главных изменений стало то, что границы между жизнью и работой сильно размылись. Ведь большая часть моей деятельности связана с жизнью в посёлке, а жизнь в посёлке — с работой.

Сложнее всего отследить перемены в себе самом. Но, думаю, я иду по правильному пути. Потому что если работа завязана на монетизации, то, к какому бы доходу или недоходу ты ни пришёл, возникнет вопрос: «А зачем это было?» Как говорит идеолог «Мира Деревни» Андрей Алексеев: «Основные дивиденды нашего проекта — довольные жители». А это дорогого стоит.

— Довольны ли твои самые дорогие жители — семья?

— Очень! Я всю жизнь мечтал жить в доме. Прожив несколько месяцев в посёлке, вернулся в Ульяновск за семьёй и понял, что категорически не хочу жить в квартире. Моя жена Света, пожив в «Мира Деревне», теперь категорически не хочет жить в городе. А как здорово в посёлке детям! Это же такой простор и свобода!

«Я мечтал сыграть Хлестакова»

— Антон, в компании «Мира» ты периодически выступаешь в качестве ведущего мероприятий, в прошлом году был Дедом Морозом на празднике. Скучаешь по театральному прошлому?

— Да, думаю, у каждого артиста остаётся потребность общения с людьми на тонком уровне, а это даёт только театр. К тому же профессия артиста помогает лучше понимать людей. Часто, изучая роль, артист основывается на поведенческой психологии, чтобы разобраться, зачем его персонаж совершил тот или иной поступок, что он при этом чувствовал. Это позволяет и в жизни лучше понимать, почему люди ведут себя определённым образом, что движет ими в тот или иной момент.

— Что привело тебя в театр?

— Я много работал ведущим свадеб, юбилеев и прочих событий. Мне это нравилось. Поэтому поступление в Ульяновский государственный университет на специальность «артист театра и кино» было логичным шагом. Обучение проходило в здании Ульяновского драматического театра, с первого курса нам давали маленькие роли, например, вынести поднос на сцену.

— Были любимые роли?

— Были непонятные и поэтому сложные для меня. Например, роль монаха в спектакле «Любовью не шутят». А вообще, я всегда хотел сыграть Хлестакова, на вступительных экзаменах читал его монолог. Но во время моей службы в театре этот спектакль не ставили.

— Сколько лет ты прослужил в театре?

— С 2001 по 2008 год. В тот момент у меня уже была семья и хотелось твёрдо встать на ноги — купить квартиру, хорошую машину, иметь стабильный доход. Чтобы этого добиться, я много работал — в театре, на мероприятиях. И при этом в среднем зарабатывал около 30 тысяч рублей в месяц.

В какой-то момент понял, что люди, сидящие в офисах и, как мне казалось, ничего особенного не делающие, зарабатывают в разы больше. При этом у них есть выходные, а у меня — нет.

И тогда случился момент, очень похожий на тот, что привёл меня в «Мира Деревню». В Ульяновске проходит ежегодный театральный фестиваль «Лицедеи». На закрытии одного из них я стал обладателем специальной премии народного артиста РФ, лауреата Государственной премии России и Международной премии имени Станиславского, художественного руководителя Ульяновского драматического театра Ю. С. Копылова, был отмечен как перспективный молодой артист. И в этот момент я понял, что через год, возможно, будет ещё одна премия, потом — ещё. А что дальше?

Какое-то время спустя меня пригласили вести одно крупное мероприятие. По дороге мы говорили с заказчиком о том о сём, и в какой-то момент он спросил: «А не хочешь ли ты пойти к нам работать?» Я решил, что нужно хотя бы попробовать. Ушёл из театра и устроился в мебельную компанию с окладом 5 тысяч рублей, остальной доход должны были составлять проценты от продаж. Работал там несколько лет, причём с хорошими, с точки зрения развития компании и личного дохода, результатами.

На данный момент в моей жизни три большие сферы, каждая интересна по—своему. И каждая из них связана с общением с людьми. Для меня это очень важно.

— Знаю, что есть задумка объединить две сферы — создать в «Мира Деревне» небольшой театр... Детский?

— Это моя мечта. Детский или взрослый — неважно. Но точно знаю, что детский театр — это батарейка, которая заряжает. Дети — очень пластичный материал, им всё интересно, они всего хотят и ничего не боятся. В общем, идея создать театр уже есть. Значит, появятся и возможности.

— В «Мира Деревне» активные жители. Думаю, без труда наберёшь труппу! А какие таланты поддерживает посёлок уже сейчас?

— В плане инициатив придерживаемся принципа «Хочу и делаю», то есть мы ничего не навязываем — жители сами предлагают то, чем им хотелось бы заниматься, а наша задача — помочь организовать процесс. Например, жительница посёлка Наталья предложила вместе заниматься йогой. По вторникам она бесплатно проводит занятия. Мы предоставляем помещение и необходимый инвентарь — коврики, пледы. Думаю, скоро таких инициатив будет больше. Возможно, для кого-то из жителей они станут источником дохода.

— Чтобы человек мог и жить, и работать в «Мира Деревне»?

— И такой пример у нас тоже есть. Мы хотим, чтобы наш посёлок был самодостаточным. Проект «Мира Огород» — движение в этом направлении. Его руководитель Александр Кузнецов живёт и работает в «Мира Деревне». Прошлым летом жители и гости посёлка покупали свежие, выращенные без химии овощи. В следующем году планируем развивать проект и выходить за пределы теплицы. По мере того, как посёлок будет расти, появятся и другие направления.

— А как с ростом посёлка сохранить особую атмосферу? Сейчас все друг друга знают, и это здорово. А дальше, когда жителей будет 100, 200, 300 человек...

— Когда я был студентом, то каждый день ездил из одного конца города в другой. И каждый день вместе со мной в автобусе ехали одни и те же люди. В определенный момент я ощутил, что среди них мне спокойно, хотя не знаю, кто они такие, как их зовут. В «Мира Деревне» ситуация аналогичная — ты можешь быть незнаком с человеком, но знаешь, что ваши взгляды на мир близки, что вы живёте в парадигме одних ценностей. Благодаря этому создаётся ощущение спокойствия и безопасности. Например, если ребёнок убежал на соседнюю улицу, ты знаешь, что его там не только не обидят, но и помогут в случае необходимости.

Не обязательно проходить вместе огонь, воду и медные трубы. Достаточно простого общения в формате повседневной жизни. И именно для этого мы поддерживаем инициативы, организуем мероприятия.

— Одним из самых запоминающихся событий для меня стал «Мира Марафон», в рамках которого ты и другие участники обливались по утрам, делали зарядку, бегали. Меня тогда впечатлили результаты твоих пробежек.

— Был период, когда мне хотелось попробовать все виды спорта! Я занимался боксом, кикбоксингом, карате... Но больше всего нравился бег. Так сложилось, что и учитель физкультуры в школе, и преподаватель в институте были тренерами по лёгкой атлетике. Поэтому я показывал хорошие результаты. Но в силу темперамента я спринтер. А в какой-то момент решил, что нужно научиться бежать долго. Я учился — и научился. Мне это казалось большой победой над собой!

— В таком крупном проекте, как «Мира Деревня», навыки марафонца не повредят.

— Говоря о «Мира Деревне», я понимаю: никто, кроме нас. Поэтому надо делать. Пусть иногда медленнее, чем хотелось бы, пусть по чуть-чуть, главное — не останавливаться.

текст: Татьяна Бушмакина
фото: личный архив Антона Комичева