Журнал
поделиться

Вокруг света на катамаране

#Записки путешественников
Вокруг света на катамаране

Однажды Анатолий Кулик собрал команду, спроектировал надувной катамаран и впервые в истории совершил кругосветку на таком судне. Известный путешественник рассказал о том, как это было, почему самый сильный шторм лучше штиля и чему его научил океан.

«Сначала пускал кораблики по лужам»

— Анатолий, основное дело вашей жизни — туристические парусные суда. Помните, как выглядело первое, которое вы самостоятельно спроектировали?

Вокруг света на катамаране

— Это был 1982 год. Спустил я свое изобретение — у меня даже его фотография сохранилась — на воду, и через пять минут у него сломался руль. Потом оно дрейфовало часа три, пока кое-как не причалило к берегу. После этого я полностью разобрал свой «первый блин» и смастерил снова с учетом допущенных ошибок.

Постепенно увлечение переросло в производство парусных судов на заказ. А с 1996 года я стал делать разборные надувные парусные катамараны, на одном из которых и совершил кругосветное плавание.

— Почему именно на катамаране? Есть ведь более устойчивые судна…

— Во-первых, судно в разобранном виде можно взять с собой в любую точку планеты, перевозя багажом. Во-вторых, оно дает непередаваемое ощущение полета — плывешь и словно касаешься океана! Подобное предпринимал Хейердал на знаменитом плоту «Кон-Тики», пересекая Атлантику.

Когда-то я ходил на яхте. Но в сравнении с катамараном она похожа на очень прочный и закупоренный со всех сторон дом. Кто-то из «надувастиков» (почитатели надувных судов. — Прим. авт.) назвал ее «Боингом», где все максимально автоматизировано. Существуют даже яхты, которые способны проходить весь океан по заданному курсу без участия человека. А мой катамаран — продолжение меня самого.

— Как родилась мечта выйти в открытый океан?

— Когда мне было лет 10, я жил в частном доме в Краснодаре. Отец был плотником, и я очень любил стругать из выделенных мне досок кораблики и пускать их по лужам. Встуденческие годы перечитал всю литературу на русском языке на тему морских приключений и, как наверняка и многие мои сверстники, которые были знакомы с произведениями Роберта Стивенсона и Жюля Верна о путешествиях, мечтал увидеть океан.

— Но для осуществления мечты была нужна еще и надежная команда — люди, сильные духом, надежные и смелые, с которыми, как говорится, хоть в разведку. По каким принципам набирали народ?

— Это мои друзья. Перед каждым этапом кругосветки мы обсуждали, кто хочет и кто может решиться на это. То, что делаю я, проще делать именно с друзьями. Если бы это было коммерческое, военное или спортивное судно — рядом были бы другие люди. Там все четко: капитан и наемная команда, которая просто выполняет задачи. У нас немного иная стезя: идем на энтузиазме!

— Легко ли семья позволила вам пуститься в эту авантюру?

— Люди сами решают, что им делать. Никакая семья никогда не удержит. А жены, которые куда-то не отпускают мужей, порождают монстров, с которыми им же потом и сосуществовать. Считаю, что цель семейной жизни — дать максимально много для развития другого. Иначе какой смысл соединяться?

«Посреди океана пек оладушки»

— Какой вы капитан?

— Официально такого звания не имею: не захотел возиться с бумагами, чтобы получить его. Но для своей команды я всегда капитан. Запрещаю себе филантропию — в море это недопустимо и может привести к гибели всех. Считаю, что капитан — это не тот, кто командует, а тот, кто берет на себя ответственность за других. Эта роль иногда как шапка Мономаха и бывает в тягость. Хотя понимаю, что моя миссия — вести за собой, быть лидером во многих делах. И каждому дается по силам. Я это знаю.

— Во время кругосветки вы были не только капитаном, но и коком. Какими блюдами баловали свою команду?

— Каждое утро варил ароматный кофе в турочке. Почувствовав его запах, вся команда просыпалась и выходила из палатки. Если была хорошая погода, пек оладушки.

— А какие праздники отмечали во время пути?

— Какие угодно! Что прошли или осталось 100 миль, ровно 888 миль в пути, 77 дней, как вышли в океан. Если самим себе праздники не устраивать, жизнь будет не такой яркой. Помните, Окуджава написал: «…устроим праздники из буден!» Это актуально для меня не только во время путешествий. К примеру, в этом году провел 15-й Фестиваль пиратской песни — было здорово!

Вокруг света на катамаране
 
— Да у вас талант объединять людей! К тому же в одном из интервью вы говорили, что, останавливаясь в разных странах, выполняли миссию посланников от российского народа. Что это значит?

— Мы были, скорее, зеркалом России, так как по нам судили о стране. Почему-то о ней везде думают плохо и сильно не любят русских за хамство. Поэтому мою команду принимали очень настороженно. А потом, когда знакомились с нами, помогали нам как могли и очень душевно провожали. Например, на островах Кука королева приняла нас только на седьмой день, уже после того, как с нами познакомился главный шаман. На многих официальных приемах нам говорили, что мы сильно изменили их представление о русских. Кстати, за время путешествия побывали примерно в 40 странах, зашли более чем в 50 портов.

Вокруг света на катамаране
 
— Хотели бы переехать в одну из увиденных стран?

— Нет. Во-первых, я родился в этой культуре и понимаю ее. Во-вторых, есть определенное пространство любви, которое я здесь создал: любимые, родные люди, друзья — на новом месте я уже не успею этого сделать. В-третьих, более интересной страны, чем Россия, нет. У нас невероятное разнообразие флоры, фауны, природных ресурсов, есть красивейшие места для путешествий: от Дальнего Востока до европейских границ, от севера до самых южных пустынь. В-четвертых, лучше всего изложить свою мысль могу только на русском языке. Это музыкальный, певучий, поэтический язык, на котором мне приятно общаться.

Вокруг света на катамаране

Штиль. Ветер молчит

— В песне «Штиль» группы «Ария» есть слова о том, как трудно выдержать спокойное море. А что для вас предпочтительнее — штиль или шторм?

— Конечно шторм! В это время все в тебе поет. А вот переносить штиль очень тяжело. Нет ветра, облаков, солнце палит нещадно. Поверхность катамарана нагревалась до 50–60 градусов, а палатка превращалась в «баню». Чтобы хоть как-то спастись от этого пекла, мы с командой ныряли под катамаран и сидели в воде. Но у нас не было достаточно времени, чтобы охладиться. В океане шныряют акулы. Они дурные — могут перекусить пополам за одно мгновение!))

Вода во время штиля не превращается в гладкую и зеркальную поверхность, как в озере. Это длинная раскатистая волна высотой около 2 метров. Океан как бы дышит. Мы все время поднимаемся и опускаемся в одном ритме, отчего у некоторых начинается неприятная морская болезнь.

Вокруг света на катамаране

— Какой шторм для вас оказался самым экстремальным?

— Первый. Потом таких было много… Еще три раза в жизни я переживал шквалы силой до 12 баллов. Но самый первый шторм точно не забудется. Это произошло в 2008 году во время пересечения Оманского залива в Индийском океане, когда мы только начали кругосветку. Четверо суток дул сильный ветер, было холодно, намок спутниковый телефон, пропала связь с землей. Казалось, что волны высотой с трехэтажный дом, и каждая из них — последняя. Судно сильно кренилось. Мы все связали, документы поместили в герметичный мешок и уже даже не сомневались, что вот-вот перевернемся.

— Получается, была вероятность погибнуть…

— Не хочется, конечно, помирать. Но я отношусь к этому без истерик. Паники ни разу не было, даже когда смерть подходила совсем близко. Однажды шли вдвоем с товарищем под парусами, был небольшой шторм в 5 баллов, я полез ремонтировать шверт и оказался за бортом. Приятель тогда еще не умел достаточно хорошо управлять парусами, поэтому развернуть судно против ветра и подойти ко мне оказалось для него непосильной задачей. Тогда он начал сбрасывать паруса и заводить мотор. Прошло, наверное, минут пять. А мне казалось, что целая вечность! Кстати, мотор тогда работал на последних каплях нормального бензина, а на том, что мы купили на последней остановке в Гоа, он так никогда не заработал…

— Как считаете, что помогало вам в подобных ситуациях?

— Для меня очевиден посыл в Библии, что ничего в этом мире не может существовать без Божьей воли. Только не воспринимаю Творца как дедушку, сидящего на облаке. Это нечто большее.

В одном из походов сломалась центральная балка катамарана. А я даже говорил своей команде, что если это произойдет, тогда будет… плохо! Это случилось на 10-е сутки пути, за день до Нового года. До ближайшей земли, не считая небольшого рифа немного в стороне от курса, было примерно 450 километров против ветра. У нас обмяк такелаж, болталась мачта, и если бы в этот момент нас настиг шторм, судно развалилось бы на части.

Я принял решение идти на этот риф, где, по сведениям морской лоции, есть площадка размером примерно 100х40 метров, которая во время прилива никогда не уходит под воду. Через сутки мы подошли к этому клочку земли, нашли там небольшой шалаш из бамбука и пальмовых листьев, который, скорее всего, смастерили индусские рыбаки. Ничего примечательного, но… строение было подперто стальной трубой, которая с точностью до 3 сантиметров по длине и до 1 десятой миллиметра по диаметру соответствовала нашей сломанной балке. Вселенная будто специально для нас ее там оставила!

Капитаны… проклинали океаны

— За что вы любите и ненавидите океан?

— В одной из песен Визбора есть такие слова: «Капитаны, капитаны приходили в рестораны. И ругали рестораны, проклиная океан…» Обожаю океан за его красоту, мощь. Это совершенное чудо, другая планета, которую удалось изучить меньше, чем Луну и Марс. Это главный стабилизатор Земли, определяющий погоду и многие природные явления. А не люблю океан за то, что это чуждая среда обитания для человека. Мы родились на земле, а выходя в океан, создаем пространство вокруг себя, чтобы выжить — яхту, корабль. Океан ломает, рушит, растворяет… Мы для него как бактерии.

— Когда вы рассказывали о путешествии, мне представился образ из книжек о морских приключениях, когда команда, заметив остров, кричит: «Земля! Земля!»

— И мы кричали. Но у нас все было немного иначе, чем во времена, описанные в тех книгах. Сначала мы увидели землю благодаря GPS-навигации, а не глазам. Подошли к земле рано утром. Был штиль, и остров буквально выплыл нам навстречу из тумана. Зеленый, весь в кокосовых пальмах. Зрелище незабываемое! Стоило долго жить, чтобы увидеть эти прекрасные райские острова…

Вокруг света на катамаране

— Вы как-то изменились благодаря знакомству с океанами?

— Еще во время первого похода сознание поменялось так, как за всю жизнь не менялось. Когда шли через Атлантический океан, то поставили для себя рекорд — 30 суток не встречали ни одного судна. Представьте, какие бескрайние просторы! Задумываешься: а чего люди бегают, суетятся, воюют, вставляют друг другу палки в колеса? Океан учит терпению, сдержанности, спокойствию. Ведь он каким был миллионы лет назад, таким и остался сегодня. Кстати, после кругосветки многие близкие люди отметили, что я стал менее эмоциональным и вспыльчивым.

— А еще взялись писать книгу, выхода которой многие ждут с нетерпением, судя по ее обсуждению в интернете… Расскажите о ней.

— Какой-никакой, но мы оставили свой след в истории. И друзья убедили меня, что я просто обязан написать книгу и рассказать, как это было. Во многих моих интервью и сообщениях в СМИ об этом путешествии нет главного — взгляда на эту шестилетнюю эпопею изнутри, именно моего видения, а не голых фактов. Вот, к примеру, полтора дня нас преследовала пятиметровая акула. Казалось, что в ее гигантский рот можно заплыть, не касаясь краев руками. Но я хочу написать не только про эту акулу, но и про то, какого миропонимания я достиг. Сейчас книга готова наполовину и будет состоять из двух частей: «Дорога в океан» и «Через океаны с Energy Diet».

— А как ощущаете себя в роли писателя? Легко ли пишется?

— Писать мне трудно. Пишу, снова переписываю, добавляю, убираю… Работаю над книгой то многие дни подряд, то делаю перерыв на месяцы. Это ведь не отчет о путешествии, не дневник, и не судовой журнал. Уж коли взялся писать — хочется, чтобы потом читали! Книгу ведь еще издать нужно. Желающих сделать это бесплатно пока нет. А если печатать за свой счет, хочется надеяться, что тираж будет распродан.

Досье

Анатолий КУЛИК родился 18 апреля 1954 года в Краснодаре.

Получил высшее образование инженера-механика и по распределению уехал работать в Новосибирск, где трудился научным сотрудником в отраслевом институте. Окончиваспирантуру, стал кандидатом технических наук. В свободное время занимался походами по рекам и спортивными танцами.

Женился, трижды стал отцом.

С началом перестройки поменял специальность и устроился работать директором яхт-клуба. Чуть позже открыл собственное дело по строительству судов, пошиву одежды и снаряжения для экстремального туризма и яхтинга. Свои разработки испытывал сам в спортивных путешествиях.

В 1985 году создал школу парусного туризма, которая со временем переросла в региональный Клуб туристов-парусников.

В 1987 году организовал соревнования на разборных надувных парусных судах на Обском водохранилище, которые сегодня имеют статус чемпионата России.

В феврале 2008 года начал поэтапное кругосветное путешествие на надувном парусном катамаране, стартовав из Таиланда. В четыре этапа прошел маршрут: Таиланд — Индия — Мальдивы — Сейшелы — Мадагаскар — мыс Игольный (вокруг юга Африки) — Намибия — Атлантический океан — Бразилия — Мексика — Тихий океан: Галапагосы — Маркизы — Таити — Фиджи — Папуа — Новая Гвинея — Индонезия — Сингапур — Таиланд, где финишировал 25 марта 2013 года.

Спортивные достижения: многократный призер чемпионатов СССР по водному туризму, мастер спорта СССР по спортивному туризму, выдающийся путешественник России, яхтсмен года-2011 в номинации «Лучший дальний спортивный поход».

Текст: Марина ЧАЙКА

Фото: архив Анатолия КУЛИКА 

Что еще почитать на тему «Записки путешественников»

Легенды Алтая

Этот край овеян легендами и преданиями. Сегодня поделимся несколькими из них.

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно