Журнал
поделиться

Артем Свиряков: «Для меня 90е — одна большая барахолка…»

#Театр/кино
Артем Свиряков: «Для меня 90е — одна большая барахолка…»

21 декабря в 19.00 на площадке театра La Pushkin состоится премьера документального спектакля о 90-х годах «До и после сникерса». О постановке — исследовании и размышлении, которая без назиданий и утверждений поможет понять что-то важное о том непростом, но дорогом для многих времени, рассказал актер Артем Свиряков.

Спектакль-размышление

— Артем, чего ждать зрителям?

— Опыт таких постановок в Новосибирске очень редок. А тема 90-х годов вообще мало используется в театре. Сейчас мы хотим к ней вернуться, проанализировать и понять, что же это было за время, почему одни называют его лихим, а другие любят вспоминать. Почему оно такое разнообразное получилось?

Я думаю, что зрителю нужно ждать каких-то новых впечатлений. Но это все общие слова. Точной формулировки нет. Для меня это не спектакль-результат, это размышление… Мы не вспоминаем о том, как это было хорошо, не говорим, что это было плохо. Мы просто анализируем.

Во время работы над постановкой у нас было  много разговоров о том, к чему это произведение, для чего мы это делаем. Отвечая на эти вопросы, мы все время касались темы свободы…

— И как она раскрылась?

— Многие говорят, что сейчас нам не хватает свободы, ее закрывают. И, наоборот, в 90-х она цвела. Мы все думали, какая она должна быть для личности, государства, где была та грань. Возможно, свобода как раз и зародилась в то время, а мы там сделали что-то такое, что привело к сегодняшней ситуации.

Для меня эта тема очень значима, часто размышляю. И для себя через этот спектакль понял важные вещи. Это слово и его формулировка перестали быть абстрактным облаком, сделались более конкретными и четкими, многое встало на свои места в осознании структур: человек-общество, общество-государство. Но это личное.

Спектакль-воспоминание

— Какая у вас роль?

— В постановке играют 4 актера, у которых нет конкретных образов. Это 4 личины, личности, человека, размышляющие, что же было в 90-х.

Каждый персонаж надевает множество масок, читает монологи в рамках разных историй. Мы не можем характеризовать их по системе Станиславского: мол, здесь актер начал играть, действие развивается и выходит сюда. Те, кто не сцене — рупоры событий того времени.

— Читала, что спектакль сделан на основе анонимных интервью — личных историй новосибирцев…

— Да, и довольно известных в городе. Какие люди, озвучивать не будем, но это свидетели того времени.

В этом уникальность материала и интерес к нему. Для меня этот аспект был самым важным, когда предложили поучаствовать в спектакле.

— Какое откровение больше всего зацепило?

—  Мне больше всего понравилась история с барахолкой. Многие интервьюируемые рассказывали про это явление. Там переплеталось все: люди низших слоев продавали и покупали, богатые и сейчас уже известные, начинали свой бизнес. Для меня именно эта тема очень добрая, милая и атмосферная.

Одежда, которая там была, музыка, играющая из ларьков… В спектакле есть такая фраза из одного интервью: «Когда барахолку убрали, появилось ощущение, будто детство мое закрыли!». Здесь я согласен. Для меня 90-е — одна большая барахолка.

Спектакль-жизнь

— В основном встречаются постановки про события до второй половины ХХ века или о современности. Вам известные другие театральные работы на тему 90-х?

— Я не встречал. Мы покопались, конечно, и, насколько я знаю, это в основном выставки, арт-искусство, перфомансы, инсталляции...

— В чем для вас ценность нового жанра документального театра?

— Как бы странно это ни звучало, я работаю в нем первый раз. Это была еще одна причина, по которой я согласился участвовать. Есть такой стереотип, что театр-док — это когда у нас коленка на голове, мы что-то помычали, водой побрызгались… одним словом, современное искусство. Не скрою, у меня тоже была такая иллюзия.

Теперь воспринимаю этот жанр, как пространство, где можно быть ярче и выразительнее. Здесь я получаю большое удовольствие от работы и профессиональное развитие. Это новая ступень для меня. Она довольно объемная и безумно интересная!

— Артем, спасибо! Хотелось бы еще понять, каких эмоций в спектакле будет больше?

— В нем есть грустные нотки, меланхолия, забавные и серьезные моменты. Если определять жанр: комедия, трагедия или драма, то это просто жизнь, которая бывает всякой. Наша жизнь. Поэтому документальный театр.

Обычно говорят: «Приходите, у нас будет замечательный спектакль, танцы, песни!» Конечно, это все будет, мы не исключаем всех возможностей зрелищного искусства, но самое главное и мой совет, — поймайте этот жанр размышления. Вас не будут веселить, пугать, вам не станут назидать.

Расслабьтесь, погрузитесь в эту атмосферу, вспомните себя, и наверняка вы сделаете очень много выводов из этого произведения...

Текст: Марина Чайка
Фото: личный архив Артема Свирякова, афиша спектакля.

Что еще почитать на тему «Театр/кино»

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно