Журнал
поделиться

Фотограф Владимир Вяткин: «Сделать хороший снимок не легче, чем написать картину»

#Театр/кино
Фотограф Владимир Вяткин: «Сделать хороший снимок не легче, чем написать картину»

Владимир Вяткин, шестикратный лауреат и трижды член жюри одного из самых престижных фотоконкурсов в мире World Press Photo, ведущий фоторепортер «РИА Новости»/МИА «Россия сегодня», преподаватель факультета журналистики МГУ рассказал о том, какие из собственных работ для него самые памятные, как сделать так, чтобы снимок звучал как музыка, и почему Россия – нефактурная страна.

«Больше запоминаются не фотографии, а герои»

Владимир, снимок это мгновение, но он может иногда сказать больше, чем целый роман. Чувствуете себя в каком-то роде писателем? 

— Сильнее слова нет ничего, оно стоит на первом месте. Основа фотографии — документальность. Но с помощью фотошопа сегодня можно легко обмануть зрителя. А с другой стороны, что такое искусство? Это мастерство обманывать! В музыке, литературе, тем более, в фотографии, - не умеешь обманывать, мистифицировать жизнь, нечего этим заниматься. Снимай цветы на подоконнике, кошечку, детишек своих.

Мне очень нравится иллюстрировать хорошие журналистские тексты. Сложнее работать одновременно с корреспондентом: нужно искать общую тему, очень плотно взаимодействовать. И еще сложнее сделать такой снимок, на основе которого хороший автор напишет историю.

В кино, театре, телевидении есть звук, текст. Фотография же — это стоп-кадр. Вершина мастерства — сделать так, чтобы она сама за себя говорила.

В вашем архиве невероятное количество съемок в боевых условиях, психиатрических больницах, тюрьмах и многое другое. Есть ли самые любимые или памятные снимки? 

— Больше запоминаются не фотографии, а герои. Например, серия снимков «Добрые руки доктора Немсадзе». Он спасал детей, был главным травматологом Москвы. Его уже нет в живых, он умер в 1984 году. Великолепный человек, скромный, в отличие от многих нынешних деятелей медицины. Ему говорили: «Вот ваши ученики - профессора, академики, а вы?», он отвечал: «А мне этого не надо, мне нужно выучить моих студентов, чтобы они могли лечить и спасать людей».

Для меня этот герой — некое олицетворение медицины как таковой, человек, который говорил: «Нельзя обследовать ребеночка холодными руками». Вот поэтому снимки и называются «Добрые руки доктора Немсадзе». Я четыре года не мог уговорить его сфотографировать, он всё говорил: «Не мешай мне жить и работать, не мешай». Так было до тех пор, пока жизненные обстоятельства не свели нас в одной экстремальной ситуации, которая и сдружила.   

И всякий раз, возвращаясь из командировок с войны, я шел не в церковь замаливать грехи, а в реанимацию новорождённых в Филатовскую больницу.

Ещё запомнились девушки с синхронного плавания. Сейчас мы — чемпионы в этом виде спорта, нам нет равных, но в конце 70-х-начале 80-х наша сборная была на 13-14 местах. Но если бы не было этих девушек, то не было бы и нынешних олимпийских чемпионов.

Я в свое время говорил, что не снимаю людей, которых не люблю.  В начале 90-х моими ближайшими, скажем, друзьями, были звезды шоу-бизнеса — многих я открыл своими фотографиями. Сейчас обходим друг друга за километр, потому что мы разные на социальном уровне: тогда все жили в съёмных однушках, а теперь они хвалятся золотыми унитазами. У меня нет золотого унитаза, а если бы и был, я лучше бы отдал его в детский дом на распилку, чтобы там могли купить сто унитазов и сто кроватей.

Терпеть не могу слова «звезда», «легенда», «классик» — время покажет, кто звезда, кто классик. Не люблю современных хлестаковых, которых у нас достаточно — это не искусство, это видимость искусства.

Я живу очень скромно. У меня есть фотография, есть крыша над головой, которая, слава богу, не течёт, есть множество друзей, знакомых. Может, денег и не хватает, но с голоду не умираю. 

«Я хочу, чтобы в моих работах звучала музыка»

Всегда ли можно предугадать успех снимка? Часто ли бывает, что уникальная, по вашему мнению, фотография остается незамеченной другими или наоборот: щелкнули и забыли, а фото стало шедевром? 

— Можно предположить успех, но не предугадать. Готовым можно быть скорее к неуспеху. Для меня успех — это выйти на сцену в Голландии и получить награду World Press Photo. Представляете себе премию «Оскар»? World Press Photo — это «Оскар» для фотографов.

И вы сами получили этот «Оскар» уже шесть раз! В чем секрет удачной фотографии, в частности, той, которая имеет шансы попасть в число лучших на конкурсе World Press Photo? 

— Это конкурс фотожурналистики, а журналистика — это исследование жизни. Поэтому снимок обязательно должен быть актуальным. Нужно много работать и участвовать в конкурсах — вот и всё. 

Сегодня у каждого второго есть зеркальная камера, каждый из них может назвать себя фотографом и даже продавать свои услуги. Не обесценивается, таким образом, само искусство фотографии? 

— Фотография — самый доступный, демократичный, лояльный и несложный в техническом плане вид творчества. Цифровые фотоаппараты девальвировали фотографию — любой, купив сейчас фотоаппарат, считает себя фотографом. С одной стороны, и слава Богу, что все снимают — есть выбор, можно найти маленьких звездочек, которые могут вырасти в настоящих профессионалов. С другой, общедоступность позволяет некоторым гостям на моей выставке или выставке коллег, говорить: «Ну и что, и я был в Париже, но у него Эйфелева башня снята не резко, а я снял резко».

Я учусь уже 48 лет — даже когда сам учу. Но не у фотографов набираюсь знаний, а у композиторов, режиссеров, писателей. Они не говорят о фотографии, они говорят о жизни. О том, каким образом снять успешное кино, как написать хорошую музыку...

Важно не просто щёлкнуть то, что происходит на сцене. Побывать за кулисами и снять, каким неимоверным трудом, какими психологическими и физическими усилиями достигается успех — это другое дело. В душу, в сердце, в мозг ни один писатель, ни один композитор не пустит чужого. Ни один из них не покажет свои черновики, наброски, эскизы, этюды. Мы видим только готовые работы, а каким образом они были сделаны, через какие усилия - это для меня самое интересное.

Я хочу, чтобы в моих работах звучала музыка, чтобы мои снимки были изобразительными, чтобы в них была философичность, поэзия, литература…

Какие советы можете дать начинающим фотографам?

— Больше читать, ходить на выставки в музеи, а не телевизор смотреть.  Современный фотограф — это высокообразованный человек, которому нужно бы знать несколько языков, иметь представление о психологии, философии, юридических науках.

Я читаю лекции в университете в Москве, рассказываю студентам о  моральной, этической и юридической ответственности фотографа перед личностью и перед обществом. Не думайте, что все мои снимки радовали людей, дарили им добрые воспоминания. Многими своими фотографиями я жизни испортил, сломал…

Современная фотография — это не просто изображение. Это образное мышление, язык символов и знаков, язык литературы, живопись во всех ее многообразиях и формах, музыка. Сделать хороший, настоящий снимок не менее сложно, чем написать стихотворение, роман, музыку или картину. При этом писатель, композитор, художник могут переписывать, начинать заново, а фотограф находится в ограниченном временном пространстве.

Вроде бы, чего сложного — щёлк и всё. Но этот щелчок затвора может быть шедевром. Хотя, скорее всего, полетит в мусорную корзину. А следующий щелчок — снова возможность снять шедевр или очередную фотографию для мусорки.

Другое дело, что, к сожалению, Россия не визуальна. Мне стыдно об этом говорить, но это так. Не потому что у нас нет великих — они есть, были и будут. Дело в том, что общественное сознание не видит в фотографе производителя материальных и культурных ценностей. Все мы «фоткаем», но мало кто умеет делать фотографию. Мерзкие слова — «фоткать», «фотка»… Фотография - абсолютно иная культура, иное искусство, учиться которому нужно 24 часа в сутки.

Досье:

Владимир Вяткин - знаменитый российский фотожурналист.
Ведущий фоторепортер «РИА Новости»/МИА «Россия сегодня»

Шестикратный лауреат и трижды член международного жюри World Press Photo. Среди присужденных ему наград даже экзотический и теперь уже неповторимый «Золотой приз» Саддама Хусейна (2003). 
Участник  многократных спецпроектов для National Geographic, автор фоторепортажей из горячих точек Афганистана, Никарагуа, Югославии, Чечни. 

С 2004 г. Владимир Юрьевич является академиком Международной гильдии фотографов средств массовой информации. В 1985 г. Международная организация журналистов (IOJ) присвоила ему статус «Международный мастер фотожурналистики». 

С 1983 года преподает фотожурналистику на факультете журналистики МГУ, руководит творческой мастерской в «РУСС ПРЕСС ФОТО».

фото:

  • 1983, World Press Photo, Honorable mention, Arts and Sciences («За кулисами большого балета» из серии «Театр Станиславского и Немировича-Данченко». Москва, 1982 г.)

  • 1985, World Press Photo, 1st prize, Science & Technology stories (серия «Добрые руки доктора Немсадзе». Вахтанг Немсадзе – главный врач детской клинической больницы г. Москвы. Москва, 1980-1985 г.)

  • 1985, World Press Photo, 2nd prize, Daily Life («Телохранитель». Aфганистан, Кабул. Апрель, 1980 г.)

  • 1988, World Press Photo, diplom («Красный флаг на Красной площади». Демонстрация мощи Советской армии на военном параде. Москва, май 1988 г.)

  • 2000, World Press Photo, 3rd prize, General News stories («Ночной артобстрел». Серия о чеченской войне. Чечня, Россия. Март-апрель 2000 г.)

  • 2003, World Press Photo, 3rd prize, Sports Features («Девушки. Рыбы и птицы». Из серии о российской команде по синхронному плаванию. Москва,  март 2003 г.)

  • 2007, World Press Photo, 3rd prize, Daily Life («101-й день рождения». Основатель ансамбля народного танца СССР – легендарный балетмейстер Игорь Моисеев дома с женой Ириной. Москва, 2007 г.)

С наилучшими пожеланиями Арсентьева Татьяна.  

Что еще почитать на тему «Театр/кино»

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно