Журнал
поделиться

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

#Театр/кино
Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

Авторский театр Сергея Федотова в Перми считают феноменом, первым мистическим. За 27 лет эту идею никто не смог повторить. И хотя название — «У моста» — придумано из-за расположения здания, словосочетание стало знаковым. Спектакли становятся мостиком между реальным и потусторонним, сознательным и бессознательным. О том, как демоны мешают на сцене, почему драматург-ирландец доводит зрителей до слез и катарсиса, читайте в интервью.

«Одной роли мне было мало!»

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

— Сергей Павлович, расскажите, как в вашей жизни появился театр, как вы поняли, что хотите этим заниматься? Знаю, что вы еще в 1983-м году создали молодежную театральную студию, а потом ставили спектакли в армии…

— Всю сознательную жизнь мечтал стать актером. С этой целью поступил в Пермский институт культуры и искусств. Но на четвертом курсе вдруг понял: одной роли мне будет мало, хочу играть все! В театре есть только один человек, который так может, — это режиссер. Из ничего он способен создавать целые миры… В 1983 году я окончил вуз, и в это же время у меня сложилось четкое осознание того, что непременно нужно создать свой театр.

После института нас ожидало распределение. Я попросил, чтобы меня отправили в какой-нибудь небольшой городок. Хотел проверить себя, полностью сделать свой театр на пустом месте. Так я поехал в Нытву, где было всего 50 тысяч человек населения. Именно там состоялась моя первая репетиция по созданию театра. Это была молодежная студия, куда я буквально с улицы приглашал молодых, активных ребят, с которыми за 8 месяцев мы поставили 8 спектаклей!

Вторая репетиция произошла в армии. У меня был личный план: хотел проверить себя: смогу ли организовать театр в экстремальных условиях. Пошел к военкому и попросил, чтобы меня отправили служить. Так, в 1985 году под Хабаровском мне удалось организовать первый в России солдатский театр! Хотя сначала казалось, что о такой самодеятельности здесь и помышлять было невозможно. Но я сломил бешеное сопротивление всех майоров и полковников. Мы поставили 8 спектаклей и стали лауреатами всесоюзного конкурса.

— Когда поняли, что созрели для создания авторского театра?

— Я специально изучал прибалтийский опыт. Меня поразил тот факт, что литовский режиссер Эймунтас Някрошюс вышел практически на мировой уровень. Затем Юозас Мильтинис в небольшом городке Паневежисе создал театр, который стал известен по всей Европе.

Я понял, что не обязательно рваться в Москву, по силам организовать что-то стоящее и в маленьком городке. И сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!

Я максималист, всегда иду до конца, делая то, что задумал. Ведь плох тот солдат, который не хочет быть генералом. В 1988 году я целенаправленно вернулся в Пермь, чтобы мой театр родился.

— В чем его уникальность?

— Сейчас мы запустили уже 28-й сезон, хотя когда «У Моста» открылся, многие утверждали, что он протянет не более двух лет. Но он живет, здравствует, сохраняет и продолжает лучшие традиции русского психологического театра. Гастролировал в 18 странах мира, в 2010 году стал лауреатом «Золотой Маски» со спектаклем «Калека с острова Инишмана», а в 2011-ом вошел в десятку лучших театров России по версии журнала Forbes.

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

«У Моста» — единственный в мире театр, где проводится полночный марафон. Мы играем 4 постановки подряд: в 14.00, в 18.00, в 21.00 и в полночь. Единственный театр, где идут такие спектакли, как «Дракула» и «Франкенштейн», где поставлен весь Гоголь (8 спектаклей).

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!» Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!» Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

У меня своя система воспитания учеников с нуля. Получился уникальный синтез театра-лаборатории: каждый день проходят тренинги по мастерству актеров, пластике, речи, вокалу, ирландскому танцу. Артисты ходят на работу 6 дней в неделю и все время чем-то заняты. В рамках репертуарного театра с одной труппой мы ставим до 60 спектаклей в месяц! И зарабатываем, кстати, гораздо больше своего бюджета. Со дня открытия постоянно аншлаги, всегда 100% наполняемость зала.

«Булгаков постановку разрешил…»

— А еще ваш театр называют первым мистическим…

— Он, скорее, единственный мистический. За 27 лет подобного не появилось. Очень много чудес происходит в его стенах. Меня просят написать уже, наконец, книгу и поместить туда все эти удивительные истории.

— Булгакова вообще ставить не принято, Гоголь тоже окутан мистикой. Однако вы беретесь за этот материал и успешно! Как удалось «договориться» с потусторонним миром?

— Да, Булгаков запретил ставить «Мастера и Маргариту». Как-то в интервью Александр Абдулов рассказывал, что он участвовал в 7 проектах, посвященных этому произведению, но ни один не вышел. У Михаила Левитина была странная история: собрал он однажды актеров на первую читку по «Мастеру и Маргарите», только начали — взорвалась батарея с горячей водой и ошпарила всех, кто сидел рядом. Тогда режиссер закрыл книгу и произнес: «Все, Булгаков не разрешает, продолжать нет смысла».

Очень много таких ситуаций с этим произведением. Какие-то болезни и несчастные случаи преследуют дерзнувших на эту постановку. Однако я ставил это произведение 4 раза! Первый — в Польше. За 2 недели до премьеры артист, который играл Коровьева, потерял голос. Замена была невозможна, мы даже придумали, как он будет говорить на языке жестов… Но в день показа голос вернулся.

Второй я ставил в Чехии. И опять за 2 недели до премьеры неприятность: актриса, которая играла Маргариту, получила травму. Ей сделали рентген, и оказалось, что в кости трещина. На репетицию она пришла в гипсе, но ей было жутко неудобно играть роль и, несмотря на риск еще больше повредить ногу, она сняла гипс и начала работать в полную силу. После этого ее опять повезли на рентген. Трещины уже не было.

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

— Вам Булгаков, получается, официально разрешил?

— Да. Третий спектакль был поставлен снова в Польше. В тот миг, когда спектакль начался, по всему району отключили электричество. Зал сидел в кромешной тьме минут пять. Но зрители подумали, что так и задумано.

Четвертую постановку «Мастер и Маргарита» играли в моем театре. За день до премьеры я зашел на телевизионную студию. Как только начал рассказывать о постановке, огромный ястреб врезался в окно.

«Светлые силы нас охраняют!»

— Знаю, что много мистики связано и со спектаклем «Панночка»…

— Да, и вот совсем недавно произошел интересный случай. Незадолго до моей поездки в Новосибирск играли этот спектакль. Я вышел на сцену, начал рассказывать про всякие мистические штуки, которые случаются во время действа.

В этот момент из-за кулис вылетела летучая мышь и сделала круг над залом. Зрители были в шоке. До этого в театре я никогда не видел этих созданий.

Кто-то не поверил, крикнул, что она, мол, дрессированная, местная. Я возразил. Она снова вылетела, проделав круг. Все стали хвататься за телефоны. Я поинтересовался: «Успели сфотографировать? Нет? Значит, еще раз покажется». И, действительно, она третий раз облетела зал.

Но мистика на этом не закончилась. Я вылетел в Новосибирск и попал на открытие театра La Pushkin Олега Жуковского. Этого человек 30 лет ездил по всему миру, участвовал в известных проектах: играл в творческой группе DEREVO у Антона Адасинского, затем в «Формальном театре» Андрея Могучего. Однажды мы с Олегом встретились в Перми, и я ему сказал: «Сколько можно болтаться, надо оседать на Родине и создавать свое дело». Он посмеялся. Тогда я позвал его на экскурсию в мой театр. Он увидел и ахнул.

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

10 лет мы не виделись. Перед моим приездом в Новосибирск Олег мне написал: «Я твою идею воплотил, приезжай на открытие». Когда встретились, он мне рассказал, что и к нему в театр прилетала такая же летучая мышь. Пролетела над залом, села на стену и заснула. Пытались разбудить, гладили, чесали животик… Бесполезно, спала как убитая.

— Устала. Долго же лететь из Перми!

— Так вот же. Похоже, что, действительно, летела! У нас постоянно случаются такие истории. Дело в том, мы очень любим Булгакова, Гоголя и других авторов, которые «дружили» с потусторонним миром, знали, как перейти через некие границы, и писали об этом. Большая часть спектаклей — по таким произведениям, поэтому мистики хватает. Когда ставили «Упырь» Толстого, многие слышали непонятное подвывание. Причем, я сначала думал, что это замечательная находка звукорежиссера. Оказалось, что этот тоскливый вой с техникой никак не связан, а доносится с чердака. В такие моменты, конечно, начинают волосы на голове шевелиться…

— Есть какие то правила, которые стоит соблюдать, чтобы не разгневать потусторонние силы?

— Если ты верен Богу, то все будет хорошо. Надо знать, что тот мир существует, что нельзя с ним заигрывать, к примеру, гадать или вызывать духов. Не стоит туда переступать, так как там обитают и темные, и светлые силы. Мы направляем свое внимание ко вторым. Все мои намерения чисты, а спектакли о Боге и душе. Нас охраняют! Поэтому и удалось сыграть «Панночку» 2800 раз.

Как только этот спектакль вышел в первый раз в 1990-м году, в Перми стали проводить всякие консилиумы, съезды белых и черных магов, экстрасенсов. Они приходили к нам в театр, а потом говорили: «О, мы видим, что к вам Гоголь заглядывает!» Они же мне и сказали, что театр находится на пересечении каких-то параллелей, в энергетически особом месте.

— Вас не настораживает, что на спектакли ходят не только зрители, но и существа из потустороннего мира?

— Я привык. Чувствую их еще с детства. Когда у меня начался осознанный период жизни, стал замечать, что вокруг присутствуют иные силы. Во сне какие-то люди приходили, давали советы, а наяву постоянно происходили необъяснимые явления. Мистика всегда рядом.

Однажды, когда ставил «Панночку» в чешском театре «Арена», решил проверить, покажутся ли эти сущности. Все репетиции и сдачи спектакля прошли идеально. Хотя относительно этой постановки у нас есть поверье, что обязательно что-то должно пойти не так. Тогда я отправил трем своим друзьям в Россию смс: «Обе сдачи прошли великолепно. Думаю, что демоны будут нам мешать на премьере. Но мы окажемся сильнее и победим. Просто я работаю волшебником».

Утром провели прогон, все работало отлично. За полчаса до приглашения зрителей в зал ко мне прибежал бледный звукооператор: «Пане режиссере, один из мини-дисков сошел с ума!». Аппаратура съела диск и крутила одну мелодию, не выключаясь. Решили часть музыки запустить с компьютера. Подготовили. Затем та же история случилась и со вторым мини-диском.

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

Приняли решение всю музыку запускать с компьютера. Я взял микрофон и стал руководить процессом из зала. Но не тут-то было! Система выдала одновременно сразу три композиции! Тогда я дал команду играть в тишине. Ровно через 10 минут с начала спектакля оба мини-диска сами включились, все наладилось.

Но дальше — больше. В антракте прибежал артист, который играл Хому Брута и рассказал, что во время последней сцены в церкви на него чуть не упали ворота. Они остались висеть на последнем саморезе, и кое-как он сумел придержать их до того, пока не опустится занавес. Очень повезло, что реквизит не покалечил актера. Когда прибежали чинить, оказалось, что огромные саморезы, на которые крепилась конструкция, вырваны с корнем…

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

После этого больше никаких эксцессов не произошло. Но чуть позже я понял, что был еще и третий «привет». Сын сообщил, что у дедушки дотла сгорела баня, причем, именно в то время, когда в антракте мы починили реквизит.

Через 10 лет ситуация с воротами повторилась на юбилейном 2800-м спектакле «Панночка». Декорация сорвалась и упала, но актер — худенький Вася Скиданов — прямо во время сцены один поставил ее на место. Хотя потом двое парней не могли поднять конструкцию.

«МакДонах гипнотизирует и очищает душу»

— Вы открыли для зрителя и для других режиссеров ирландского драматурга Мартина МакДонаха. Чем он так вас зацепил?

— Сначала я ставил только классику, но 10 лет назад в Праге неожиданно увидел спектакль «Сиротливый Запад». В пьесе не было никаких ухищрений, эффектов, игры со временем повествования, наворотов. Вроде бы простая пьеса, играли 4 человека, но произошло попадание в другое измерение.

Жанр невероятный! Это трагикомедия, где одновременно смеешься и плачешь, открывая для себя вечные истины про человека, смысл жизни, добро и зло… Абсолютно ясная, правдивая, обжигающая и нужная именно сейчас история. После этого для меня открылся совершенно новый мир. Я понял, что МакДонах — это великий классик нашего времени.

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

Все его пьесы невероятно человечны, несмотря на очень жесткие и шокирующие сюжеты. Он гипнотизирует этими вечными историями и делает людей чище. Зритель испытывает катарсис, получив это мощное впечатление, хочется что-то поменять в жизни. К примеру, после «Сиротливого Запада» ко мне в кабинет зашел незнакомый человек и сказал: «Да, я со своим братом также живу, сейчас поеду к нему и мы, наконец, поговорим!»

— Почему вас называют «главным по МакДонаху» в России?

— Потому что кроме меня здесь никто не понял его загадку, не попал в его стилистику. Всегда выпячивают жестокость, резкость, рассказывают о злодеях и маргиналах, придумывают образы, танцы, пантомимы, наполняя спектакль какими-то режиссерскими приемами. А на самом деле, все истории прозрачны и чисты, а персонажи человечные и наивные. МакДонах олицетворяет совершенно новое театральное направление, которое не терпит никакого пафоса и штампов. Нужно лишь развернуть душу, тогда зритель увидит и почувствует главное. В «Старом доме» уже 7 лет идет спектакль «Калека с острова Инишмаан». Я замечаю, как зрители плачут…

Сергей Федотов: «Я сразу решил, что мой театр будет лучшим в мире!»

Год назад в Ирландии я случайно увидел Мартина. Причем вероятность этой встречи была мизерная, так как он бывает там раз в год. После общения с ним понял, что программу свою исчерпал, что он именно такой, каким я его представлял, ставя спектакли: большой наивный ребенок, высокий добрый блондин с голубыми глазами. В его поведении не было никакого пафоса, несмотря на то, что сейчас он считается одной из ключевых фигур мирового кинематографа. Он искренне поблагодарил меня за то, что в России я являюсь пропагандистом и открывателем его пьес.

«У Моста» — единственный в мире театр, где поставлены все произведения Мартина (7 постановок), и где прошел фестиваль его имени. В прошлом году к нам приехали театры из семи стран, получилось поставить лучшие европейские спектакли по произведениям этого драматурга.

— А МакДонаха считаете мистическим автором?

— Да. Любой классик связан с космосом. Недавно на репетиции спектакля «Сиротливый запад» произошел интересный случай. Я сказал актрисе: «Яна, ты вышла на сцену, как бабочка. Поиграла и упорхнула». Сразу же после моих слов на сцену вылетела бабочка и села прямо к Яне на текст.

«Артист должен найти себя неизвестного…»

— На каждой репетиции и перед спектаклями вы проводите авторские психологические тренинги. Расскажите, чем они полезны?

— Современный театр находится в очень плачевном состоянии. Сейчас актеры больше играют себя, не изучая автора, а режиссеры часто осовременивают классику, придумают, дописывают. Потеряно очень многое, чем был богат русский национальный театр: система Станиславского, методы Михаила Чехова, который придумал, как перейти из себя в персонажа и сочинить другого человека. Если внимательно читать то, о чем пишут эти два великих режиссера, становится ясно, что наша исконно русская традиция — психологическое погружение артиста в среду, в атмосферу, измерение, космос автора.

Перед каждой репетицией я придумываю особый тренинг, который помогает отстраниться от сиюминутного и включить свое подсознание, улетев в мир спектакля. Важно, чтобы актер умел отрешаться от себя, гипнотизировать зрителя, владел своей энергетикой.

В любом театре, где ставлю спектакли, всегда помогаю войти в себя неизвестного. Форма для этого всегда разная. Каждая постановка требует своего входа, дает намеки, диктует, как именно будет проходить тренинг. Мы создаем некое поле, которое потом расширяется и перетекает в зал, где зрители ощущают этот мощнейший поток энергии.

— А как лично вам помогают эти тренинги?

— Дают мне невероятную работоспособность. В своем театре я могу быть не только режиссером, но и сантехником, уборщиком, маляром, строителем и светооператором. Никакой работы не боюсь и все умею. За 27 лет существования театра у меня ни разу не было выходных. Я всегда там, даже если мы не играем, а во время поездок в любое время на связи с заместителем. И даже во сне репетирую, придумываю, сочиняю.

Выдержать такой ритм мне помогают именно эти тренинги. Я получаю энергию из космоса и очень быстро восстанавливаю силы.

Досье

Сергей Павлович Федотов — заслуженный артист РФ, заслуженный деятель искусств РФ, режиссер, создатель и художественный руководитель Пермского театра «У Моста». Лауреат Национальной премии Чехии.

Родился: 11 января 1961 в Перми.

Образование: Пермский институт искусств и культуры, режиссерское отделение.

Награды: постановки получили более 20 Гран-при международных фестивалей. Спектакль «Сиротливый запад» стал номинантом Национальной театральной премии «Золотая маска» и был показан в Москве как один из лучших спектаклей России 2008 года. В 2010 году спектакль «Калека с Инишмана» стал Лауреатом Национальной Театральной премии «Золотая Маска», получив специальный приз жюри.

Художественный метод: строится на сочетании школ Михаила Чехова, Ежи Гротовского, и эстетики Театра жестокости Антонена Арто. Важно развитие психофизики актера, его способности работать с внутренней энергией, находиться с режиссером и зрителями в едином эмоциональном поле.

Интересное: В 2004 году за постановку «Собачье сердце» (М. Булгаков) Федотов был признан лучшим режиссёром Чехии и стал первым иностранцем в истории Национальной премии, удостоенным этой высшей награды. Пермский театр «У Моста» был участником 125 российских и международных фестивалей. Сергеем Павловичем поставлено более 150 спектаклей в России и за рубежом.

Беседовала Марина Чайка.
Фото: Фрол Подлесный (спектакль "Сиротливый запад"), с сайта театра "У моста".

Что еще почитать на тему «Театр/кино»

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно