Журнал
поделиться

Вера Шанская:«Все мы — кисточки в Божьих руках»

#Арт
Вера Шанская:«Все мы — кисточки в Божьих руках»

Художник из Петербурга, творящая в стиле графика, рассказала о том, как зарабатывала на уличном вернисаже Невского проспекта, почему любит Булгакова и чем ее вдохновляет родной город.

Родители не пустили в художественную школу

— Вера, как вы нашли свой стиль?

— Это заслуга родителей. Отец — реставратор монументальной и станковой живописи, мама — педагог рисования. Они не пустили меня в художественную школу, сказали: «Рисуй так, как тебе нравится. Академическую школу получишь, когда сформируется твое собственное восприятие». Лет в 16 оценила этот их запрет. Дети обезьянничают, попугайничают, стараются быть, как все, а для творчества это самая разрушительная сила.

— Есть ли художник, который дарил вдохновение в начале творческого пути?

— Очень нравились Иван Билибин, Александр Головин, Николай Акимов, Анри Матисс... А сейчас особенно близка Ремедиос Варо — испанка, сюрреалист, современница Сальвадора Дали. Лет пять назад узнала о ней… В Европе о Варо мало кто знает, хотя работы живые и очень содержательные. И все же любимой картиной остается «Танец» Матисса.

У каждого — свой Петербург

— Был в биографии период непризнания, когда думаешь: «Ну почему, почему они не видят?!»?

— Был период безденежья. Когда в 1990-х годах с дипломом в руках — и в никуда... Приходилось зарабатывать прикладными изделиями — шкатулки, поделки из среза березы, потом конвейер картинок для туристов — уличный вернисаж на Невском проспекте. А параллельно — настоящее творчество, выставки. О признании как-то некогда было задумываться. Просто делала свое дело.

— Бывают творческие кризисы? Как их преодолеваете?

- Это, знаете, скорее, цикличность: осенью всегда подъем, новые идеи, а к лету — затишье. Может, потому, что в Петербурге очень короткое лето.

- Как считаете, энергетика этого города повлияла на ваши работы? Была возможность сравнивать с другим городом, где тоже творили?

- Всю жизнь работаю в Петербурге. Безусловно, мощная энергетика любимого города очень влияет на творчество. Но у каждого — город свой. Никогда не воспринимала его мрачным и серым. «Петербург Достоевского» — не мое. Скорее, это поэзия Пушкина — фееричная, воздушная.

- У вас амплуа лирично-романтичного художника. Сознательно ли вы его создавали, или, как говорят, рука водит мастером?

- Да, все мы — кисточки в Божьих руках. Творческие люди — лишь «передатчики». Конечно, направление, которое выбирает для себя художник, не может быть притянутым за уши. Это естественный процесс. Как дышать. Тут главное — пропустить идею, которая приходит, через свой внутренний мир, обогатив ее личным опытом и эмоциями. И наработанное мастерство — неплохой помощник на этом пути.

«Каждая работа — это повесть»

— Бывает так, что неожиданно для вас самой какая-то картина становится особенно популярна у зрителя? Или наоборот — вам очень понравилась работа, но признания не нашла?

- Очень самокритично отношусь к своим работам и сразу вижу состоявшееся произведение. Как правило, из 10–12 работ за год «выстреливают» не более двух. Их авторскую копию или постер чаще всего и заказывают. Конечно, все люди разные, со своей судьбой, случается, покупают и ту работу, которую я не воспринимала всерьез. А человек увидел в ней что-то очень близкое и важное для себя.

- Ваша работа «Тень» стала настоящим хитом. Ожидали ли, что она станет так популярна?

- Да, она стала хитом на моей первой выставке в 1995 году и до сих пор востребована. Кстати, у этой картины интересная история. Моя мама лежала на диване, и из окна на ее лицо падала тень от березы (солнце у нас иногда бывает). Я уловила этот сюжет, насытила работу африканским колоритом и поняла, что она мощно выделяется на фоне других картин.

А вообще, каждая работа — это история, повесть. Например, «Паводок» стал забавным началом целой серии «оживших» деревьев. Климат у нас сырой, и наводнения не редкость. Как-то долго смотрела на деревья, «по колено» стоящие в воде. Думала: «Вот бы посадить их в лодки и перевезти на более сухое место». Подумалось — и работа состоялась!

Булгаков, Зощенко и панды

- Две ваши работы находятся в фондах Государственного литературного музея «ХХ век». Расскажите о них.

- Это заказные работы. Одна — к 100-летию Ольги Берггольц. Ее портрет на набережной. Очень тяжело было работать над этим произведением, потом месяца два приходила в себя…Судьба у Ольги Федоровны была очень тяжелая, а когда работаешь над портретом, так или иначе погружаешься в мир человека, его биографию, творчество... Одни только блокадные стихи могут надолго окунуть в атмосферу того времени...

Другая — «Город Зощенко» — наоборот, создавалась на одном дыхании. Она легкая, саркастичная, насыщена множеством персонажей.

- Есть ли у вас любимая картина среди собственных?

- «Мастер и Маргарита». Многое меня связывает с этим произведением Михаила Афанасьевича Булгакова. В старших классах роспись над кроватью «Ужин при свечах», потом на втором курсе училища имени Рериха — конверт для виниловой пластинки с этим же произведением, дипломная работа — серия театральных плакатов, где центральным был «Мастер и Маргарита». И, наконец, не фрагментарная, а собирательная работа на эту тему...

- Вы создаете авторские постеры и подушки с собственными рисунками. Это забавы ради или можно назвать полноценной частью вашей творческой жизни?

- Семь лет работала на один торговый дом. Делала авторские календари. Платили мало, картинки остались. Вот и выпускаю сувенирную продукцию — подушки. А что касается постеров, так они с моими творческими работами. Не многие могут позволить себе оригинал, а постер доступен каждому.

- У вас есть целая серия с пандами. Расскажите, как пришла мысль сделать такой календарь с китайскими мотивами.

- Это был заказ — сделать календарь к Году дракона. Но этот персонаж не очень сочетается с нашим менталитетом и вызывает, скорее, тревожные чувства. Решила главными персонажами сделать трогательных панд, а дракона на каждой картинке изобразила фрагментарно. Он там и есть, и вроде его нет. Как улыбка Чеширского Кота.

Просвещение — это бескорыстный труд!

- В своей группе в соцсетях вы ведете активный диалог. Например, рассуждаете о женском и мужском видении творчества. Так есть ли разница?

- Разница в эмоциональной окраске. У женщин меньше пафоса, больше чувств.

- В этой же группе вы выставляете работы других художников. Этакая электронная картинная галерея!

- Обычно мельком оцениваю художественные достоинства автора, не вдаваясь в детали и почти на ощупь, загружаю профессиональные подборки коллег по цеху. Галерея в соцсети — это просветительский, бескорыстный труд. Она нужна прежде всего любителям изобразительного искусства. Творческие же люди должны максимально ограждать себя от информации извне, чтобы не скатиться в тривиальность или неосознанный плагиат.

- Чем вдохновлены сейчас? Чем готовитесь удивить поклонников вашего творчества в ближайшем будущем?

- Надеюсь, ожидание весны подарит очередные лирические сюжеты.

Досье

Вера ШАНСКАЯ, художник-график.

Член Союза художников России. Участница 39 выставок, 5 из которых — персональные. Имеет 15 публикаций графических произведений. Две работы находятся в фондах Государственного литературного музея «ХХ век». Более 200 работ — в частных коллекциях.

Текст: Наталья ТЮМЕНЦЕВА

Что еще почитать на тему «Арт»

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно