Yandex.Metrika

Дорогой друг!

Мы с радостью предоставим тебе возможность оценивать материалы, но для начала давай познакомимся! Зарегистрируйся на нашем сайте через свой аккаунт в социальных сетях, и добро пожаловать!

Сергей Гребёнкин: «Родная культура – это безбрежный океан знаний»

05 мая 2020


Главный хозяйственник в комплексе «Мира Термы», а ещё мастер по фланкировке — крутке казачьей шашкой — рассказал о том, почему это искусство можно назвать танцем или медитацией, какие элементы напоминают сакральную геометрию и каким приёмам его учит маленький сын.

«Я вышел на тему родноверия, жадно ища знания»

— Сергей, знаю, что вы изучаете родную культуру. Как пришли в эту тему?

— Я увлёкся историей ещё в школе. Когда в начале учебного года мы получали учебники, в первый же день я открывал пособие по истории и прочитывал его от корки до корки, как художественную литературу. Когда учился в седьмом классе, отец дал почитать книгу в жанре документальной истории — настоящее расследование с фактами и доказательствами. Так я познакомился с ещё одним жанром. Эти книги учили размышлять, видеть суть.

Был ещё один важный момент. В старших классах задумал написать рассказ на историческую тему. И полез в энциклопедию — собирать материал о событиях и деятелях конкретного исторического отрезка. Но книга была составлена по алфавиту, а не по датам, поэтому перелопатить пришлось много информации. Зато узнал столько нового и заметил, что историю нам преподают отрывочно, по странам-локациям, хотя разные исторические события происходят в мире одновременно и они связаны между собой. Не просто вырваны из контекста, а всё устроено так, что действие в одном государстве влечёт за собой череду событий в других уголках планеты. Происходят схожие исторические процессы, и все мы — активные их участники.

— Вы будто сверху посмотрели на происходящее?

— Да, осознал глобальность. И постепенно дошёл до мысли, что она во всём. Есть некое единство — как клетка и тело. А ещё понял, что Россия вовсе не была выключена из контекста исторических событий, якобы пребывая под гнётом так называемого татаро-монгольского ига, изоляции и отсталости. Страна очень даже активно участвовала в политических и экономических процессах того времени.

Я продолжил изучать эту тему. И в середине 1990-х годов открыл для себя творчество Сергея Алексеева — о пробуждении самосознания, о том, кто мы есть, о нашей национальности и генокоде. Так я сделал первый маленький шажок в культуру славянства. Вдруг понял, что я русский, но мало знаю об истории Руси, только какие-то поверхностные факты.

А лет 10 назад мне попался цикл известных документальных фильмов «Игры богов». Серия о русских привычках и те части, которые после неё, меня сильно зацепили и заставили копать дальше. Читал и смотрел Жарникову, Чудинова, Драгункина, Дёмина, Емельянова, Истархова, Пыжикова, Полунина… Список длинный.

Так я вышел на тему родноверия, с головой погрузился в эту культуру, жадно ища знания. Сейчас для меня пазл сложился, и на многие вопросы я себе ответил. Взял паузу на осмысление и уже спокойно и без спешки смотрю на то, что мне интересно, пребывая в этом информационном поле. А интересного там много!

Для меня родная культура — это безбрежный океан информации! Одежда, орнаменты, традиции, в том числе и боевые, оздоровительные и банные практики, фольклор, знахарство, ритуалы, песни… Вот, кстати, старые русские песни раньше казались мне скучными, а теперь всё иначе. Взять, к примеру, «Вьюн над водой». Это свадебная обрядовая песня. В ней невероятно глубокий смысл, аж до мурашек…

— Сейчас очень популярна тема родового древа, связи поколений. Изучали?

— Когда учился в старших классах, узнал, что мама составила нашу родословную. У нас крепкое и могучее древо! Искал информацию, были ли в моём роду казаки, не зря же я так люблю крутить шашку. Но не обнаружил. Обычные крестьяне-переселенцы. Однако предки по маминой линии приехали в Сибирь из Арзамаса в конце XVIII века. Возможно, там казачья веточка и затерялась. Но главное в этих поисках — осознание, что за моей спиной род — длинная череда поколений, там я могу черпать силы и знания.

«Работа с оружием — это тренировка духа»

— Что такое фланкировка?

— Термин произошёл от французского глагола «фланке» — фланкировать, наносить удары во фланг. Первоначально с упражнениями с шашкой его совсем не соотносили, а фланкировкой звали приёмы с пикой. А уже позже этот термин и в отношении шашек прижился. Второе название — крутка.

Вообще, сейчас много споров: одни восхищаются этой техникой, проводят соревнования, показательные выступления, а другие говорят, мол, устроили цирк и показуху вместо боевого искусства. Не понимаю смысла этих баталий. Для меня фланкировка многогранна: и гимнастика, и танец, и элементы боевой работы, и даже способ контакта с тонким миром. Просто путь. Один из многих.

— Вы говорили, что крутка укрепляет силу духа и приводит к осознанности. Как это?

— Работа с оружием — это тренировка не только тела, но и духа. Благодаря специальным упражнениям чувствуешь потоки сверху и снизу, а затем гармонично в них встраиваешься. Из-за того, что я раньше занимался здравой — славянской гимнастикой, у меня легко получилось всё это почувствовать.

А ещё фланкировка — это одна из разновидностей динамической медитации. Во время тренировки возникает интересное состояние: сознание ясно воспринимает происходящее, тело работает, мыслей нет, дыхание ровное… Ты просто созерцаешь этот мир и производишь спонтанные действия из глубины души. Это танец с миром.

— У меня ассоциация с вращениями дервишей…

— У меня тоже. Земля вращается — и мы вместе с ней встраиваемся в её потоки. Всегда идет работа на нескольких планах: с телом, с полем, с осознанием. Когда крутим шашкой, описываем круги, прорисовываем восьмёрки и спирали в воздухе. Каждая фигура имеет определённое значение и действие. Восьмёрки, например, прекрасно гармонизируют как внутреннее, так и внешнее пространство.

— Я участвовала в женских практиках, где тоже были такие рисунки, только телом в танце. Получается, суть одна, а способы выражения — разные?

— Да, это всё сакральная геометрия. Я в этом убедился, когда попробовал переложить упражнение из славянской здравы — «Вейгу» (вращения кистями с чашечками) — на работу с шашками. Получились прекрасные практики на баланс! Вообще, на физическом плане идёт очень кропотливая работа. Раньше я занимался суставной гимнастикой. Когда пришёл на фланкировку, думал, что в освоении движений проблем не возникнет. Но оказалось, есть над чем поработать. Крутки отлично развивают суставы. А если суставы работают, то и всё остальное — тоже, как говорит известный знахарь и преподаватель славянской культуры Арина Никитина.

«Важно дойти до момента, когда тело само подсказывает»

— Мастер пара Василий Сергеевич Ляхов рассказал, что иногда во время работы у него срабатывает генетическая память: приходят приёмы, которыми владели наши предки. У вас такое бывает?

— Да, со мной такие вещи происходили, когда вёл занятия по здраве. Иногда мне казалось, что я изобрёл движение, но, когда находил новую информацию, понимал, что мои открытия успешно практикуются испокон веков. Это, наверное, и есть та самая генетическая память!

Когда пришёл учиться фланкировке, на первом этапе мне предложили начать работать с лёгкими палочками, пока появится мышечная память и я пойму все движения. Но я почувствовал, что хочу сразу взять в руки шашку, хотя это более сложный путь. Первое время оружие ёрзает в ладони и натирает до жутких мозолей, которые потом вскрываются. Дальше приходится идти через боль и ждать, когда рука привыкнет. Важно преодолеть этот момент и добраться до ощущений на глубине. Тогда тело начинает само подсказывать, что делать.

Стоит осознавать, что мы всё же работаем с оружием. И нужно быть готовым к тому, что мозоли, синяки, ссадины, порезы неизбежны. Но если хочешь овладеть круткой, без этого, к сожалению, никак!

— Какая у вас шашка?

— Донская степовая однодолая, для нижних чинов, образца 1881 года. Мне нравится именно этот тип, хотя их существует около десятка. Во фланкировке мы их используем не заточенные, но если будет необходимость стать защитником своей семьи, я всегда могу превратить её в оружие. В своё время для меня это была очень значимая покупка — осознание, что я сделал серьёзный вклад в освоение новых знаний и навыков. Нужно ещё понимать, что я вооружен не потому, что у меня в руках что-то острое и я умею с этим обращаться. На самом деле оружием могут становиться любые предметы, даже ваше собственное тело и знания, навыки, способность не потерять голову в критической ситуации, в том числе и острый язык!

— Второй предмет для фланкировки — плеть. Чем отличается такая крутка?

— Техника одна и та же, но есть нюансы. Плеть — гибкое оружие, и у неё есть свои тонкости. Важно положение кисти. Если чуть не довернёшь — тебе прилетит. А ещё это более женский инструмент. Раньше плеть использовали в ритуалах плодородия, и эта сила чувствуется. Некоторые движения можно применять для связи с землёй: женщины поднимают плетью вихревые поля и «загоняют» их себе под юбку — энергетический колокол. Но большинство моих учениц всё же просят шашку либо комбинируют эти два предмета. Направление сейчас становится очень популярным, в интернете появляется много роликов, где девушки и женщины крутят шашки. Выглядит это очень красиво.

«Мне есть чему научиться у младшего сына»

— Почему решили учить других искусству фланкировки?

— Для меня это дело, которое развивает. Недаром говорят: хочешь узнать лучше — постарайся рассказать об этом другим. Эта старенькая поговорка — в точку. Для того, чтобы что-то показать, я должен сам досконально разобраться в каждой мелочи, понять, что и как работает. Провожу много мастер-классов на различных фестивалях. Летом занимаемся на природе, зимой — в зале. Прошедшей осенью случился качественный скачок — я создал клуб для изучения, популяризации и дальнейшего продвижения фланкировки в нашем городе.

— Вашему младшему сыну 6 лет. Учите его крутить шашку?

— Заниматься не заставляю — понимаю, что так можно лишить интереса. Но стараюсь брать сына с собой на занятия. Иногда он просто играет, а иногда — наблюдает и пытается повторять то, что делают взрослые. Это лучшая мотивация. Мои ученики часто приходят с детьми. Лучший урок — пример родителей.

Люблю наблюдать за своим сыном, когда он машет шашкой. Он иногда делает такие интересные финты! Хочется «снять» у него эти движения, понять, как ухитряется их сделать. Детская спонтанность и непосредственность прекрасны! Порой ловлю себя на мысли, что мне есть чему научиться у младшего сына.

— С детьми ведёте занятия?

— Обычно после 12 лет. Если есть осознанное решение и сильное желание, то почему бы и нет. Будем осваивать техники, следить за правильностью осанки, положением рук и ног, чтобы все части тела во время крутки работали правильно и слаженно.

Летом, когда тренируемся на природе, часто подходят мальчишки. Самый частый вопрос: «А это настоящая боевая шашка?» Просят дать подержать оружие. Я показываю, что да как, рассказываю про русскую культуру. Хочется, чтобы вырастали настоящие мужчины, воины, которые будут уметь любить и защищать нашу Родину!

Текст: Марина Чайка
Фото: архив Сергея Гребёнкина