Журнал
поделиться

«То, что можно» всем

#Саморазвитие
«То, что можно» всем

Почти год назад Ксения Хлебникова и Александр Паньшин основали кафе вегетарианского питания. А точнее, перенесли свой образ жизни в конкретное заведение. Здесь всегда многолюдно и весело, человек за соседним столиком запросто может завести с вами разговор, и, будьте уверены, эта беседа будет интересной. Волшебство? 

43 задачи на двоих. В день 

— Ксения, Александр, честно говоря, я думала, что вы — пара. В голове уже сложилась романтическая история о том, как встретились, решили основать дело... Расскажите, как вы познакомились. Почему решили создать кафе вместе? 

Александр Паньшин: 

— Я много лет работал в системе общепита. Был официантом, барменом, кальянщиком, хостес, управляющим... Постоянно приходилось двигать тему мясной продукции и алкоголя. А так как я много лет вегетарианец, а год назад перешел на веганское питание, делать это было непросто. В результате в какой-то момент решил уйти из этой сферы. На полтора месяца уехал с друзьями в Таиланд, на Пхукет. Там было небольшое кафе, которое держала итальянская семья. Мы подружились, они готовили для меня вегетарианскую пищу. И мне очень нравилось, что они все делали сами: встречали гостей, готовили, наводили порядок... Благодаря этому было особенно уютно. Появилась мечта создать что-то подобное. 

Жил я тогда в Кемеровской области, а пять лет назад меня пригласили в Новосибирск работать управляющим в одном заведении. Вскоре его владелец перебрался в Москву, дело закрыл, а я устроился работать в сеть мини-кофеен «Зерна», которую основала Ксюша. 

Ксения Хлебникова: 

— Саша был управляющим. Потом дело пришлось продать. Но мы продолжили дружить. 

Идея основать вегетарианское кафе возникла у меня три-четыре года назад. Причем я изначально представляла, что заведение расположится на левом берегу, на станции метро «Студенческая». Мне как-то советовали прописывать желания. И я всегда писала, что у меня будет маленькое кафе, буквально на пять столиков (в «То, что можно» столиков, кстати, пять. — Прим. авт.), составляла бизнес-план. Поэтому, когда пришло время, все было просчитано. 

— И как ты поняла, что время пришло? 

Ксения: 

— Я возвращалась с одной знакомой с семинара, который проходил на Алтае. Она рассказала, что на левом берегу продается кафе здорового питания. Я решила посмотреть заведение. Позвонила Саше, мы приехали, узнали, как выстроены процессы, изучили бизнес-план. Поняли, что рисков много... 

Александр: 

— В общем, в пятницу мы с Ксюшей приехали еще раз посмотреть помещение, а в понедельник уже вышли сюда на работу. 

Поначалу было тяжело. Мы с утра прописывали вопросы, которые нужно было решить за день. Помню, как-то их набралось 43! Решить удавалось, например, 30, а оставшиеся мы переносили на следующий день, к ним добавлялось еще 30... И так каждый день. 

Чтобы отладить все процессы, мы приходили в 7 часов утра, уходили ближе к полуночи. Бизнес мы ведем без кредитов, поэтому приходилось оптимизировать расходы: ели здесь, перемещались только пешком, иногда приходилось ночевать в кафе — тогда я жил в микрорайоне Стрижи, добираться далеко, и из соображения экономии денег и времени спал вот на этой лавочке. 

В тот период очень помогали практики: я занимаюсь кундалини-йогой, а Ксюша — хатха-йогой. 

Ксения: 

— Я тренер по хахта-йоге, это очень важно для меня, поэтому даже в период запуска кафе вести занятия не бросала. Получалось так: утром — в «То, что можно», вечером — на тренировку, после нее — в кафе. За этот период дико похудела! Сейчас думаю: как мне это удавалось? Наверное, когда делаешь то, что для тебя действительно важно, силы откуда-то появляются. 

Постепенно дело пошло. И 1 апреля исполнился год с момента открытия «То, что можно»

Александр: 

— А начали мы интересно: Ксюша взяла на себя приготовление еды, я принес турку и стал варить кофе. Кстати, из бара вышел всего месяца четыре назад. 

Со временем мы поняли: если хотим, чтобы заведение развивалось, нужна команда, которая нам в этом поможет. 

— Расскажите о людях, которые делают проект «То, что можно» вместе с вами. 

Александр: 

— Вегетарианская, веганская направленность заведения подразумевает, что проект у нас идеологический. Поэтому и люди приходят те, которые идею разделяют. И то, что мы смотрим на мир одинаково, снимает многие вопросы. Например, мы не ссоримся. А если и возникают рабочие моменты, когда нужно проявить, например, гнев (не негатив), то никто не обижается. В «То, что можно» все построено на доверии. Мы все делаем общее дело, просто у каждого своя роль. 

Например, Мария Бурыкина — солнце в нашем доме. Она озаряет это кафе! Мария — энергичный и общительный человек. В «То, что можно» она чувствует себя хозяйкой, поэтому всех посетителей встречает как своих гостей. Придерживается вегетарианского питания. К нам пришла потому, что идеи предприятия, где трудилась раньше, перестали быть ей близки. Большая часть ее жизни связана с кафе, она общается со многими гостями нашего кафе — ходит на каток, в театр, в батутный парк, просто созванивается с людьми. Мария говорит, для нее ценно, что здесь можно быть самой собой. 

Гриша Трофименко работает в баре и в зале. Строгий веган, много лет назад исключил вредные привычки, серьезно погружен в тему экологии, знает все нюансы — какой пластик перерабатывается, куда сдавать крышечки. Кроме этого, по своей инициативе делает запросы в компании, с которыми мы собираемся сотрудничать, выясняет, не используют ли они продукцию животного происхождения. Проверяет все, вплоть до сиропов для кофе. Посменно он работает на заводе, а к нам пришел потому, что близка идеология кафе. Говорит, что здесь от отдыхает. 

Ярослав Сахоненко — шеф-повар. Не просто вкусно готовит — он чувствует еду! Ярослав постоянно что-то предлагает и делает это не потому, что его попросили, а потому, что ему самому хочется это сделать. 

Ксения: 

— Я поняла, что Ярослав — наш человек, когда мы обсуждали одно из блюд. Я перечисляла ингредиенты, которые добавила бы в соус, и он сказал: «Да, это вкусно!» Настоящий шеф-повар читает меню и чувствует вкус, как музыкант, который смотрит в ноты и при этом слышит музыку. 

Александр: 

— Сейчас у нас сложившийся коллектив. В ближайшее время нужно будет найти еще одного повара. Но мы по этому поводу не переживаем. Кафе будто само притягивает нужных людей. Бывало, конечно, что ошибались и принимали не тех людей, но они сами быстро уходили, потому что здесь им было некомфортно. 

— По-моему, очень даже комфортно! 

Ксения: 

— Недавно у нас снимали передачу «Еда улиц», и ребята сказали, что у нас такая атмосфера, будто мы все — одна семья. А мы и есть одна семья. 

Вообще, в кафе происходят невероятные вещи: люди находят друг друга, встречают тех, кого давно хотели встретить. Одна гостья сказала, что случается это потому, что здесь люди находятся в расслабленном состоянии. А когда ты расслаблен — все приходит само. 

— Поэтому таких мест должно быть больше! Чтобы ко всем все приходило. 

Александр: 

— Мы планируем расширение. Пока рассматриваем вариант — кафе такого же формата на правом берегу, в Академгородке и в Мира Деревне. 

Кроме этого, в последнее время нам часто задают вопросы о франшизе. Уже есть предложения из Калининграда и Барнаула. Люди побывали в нашем кафе и теперь хотят открыть в своем городе такое же. Поэтому сейчас с Ксенией и Ярославом мы работаем над описанием франшизы, готовим два варианта — кафе на 5 и на 10 столиков. 

Конфуцианцы, монахи и полное доверие 

— Как вы пришли к теме здорового образа жизни, осознанности? 

Ксения: 

— Я такой родилась. Бабушка занималась йогой по самиздату. Хорошо запомнила, что там было написано: йога меняет семь поколений в обоих направлениях. Папа тоже занимался йогой, мама — медитативными практиками. 20 лет назад я отказалась от мяса. 

Я всегда думала, что это правильный путь, что другого нет. В нашем доме было много эзотерической литературы, приезжали гости — ламы и конфуцианцы... Для меня это было нормой. 

Потом был сложный период, когда я почти всех потеряла. Тогда я испытывала дичайшее одиночество. Мне пришлось принять, что люди разные и живут они по-разному. 

Я рада, что моя жизненная среда была именно такой, что и сейчас ко мне притягиваются люди определенного склада — такие, с которыми можно чувствовать себя живой, просто разговаривая, быть вместе на уровне сознания, души. 

Александр: 

— Можно сказать, что к светлому я пришел из темного. Жизнь разными способами показывала мне, что жить надо иначе. В моей семье нет йогов и вегетарианцев, но я вырос в любви. Мои родители вместе почти 40 лет и все эти годы счастливы вместе. 

Про йогу и вегетарианство они узнали от меня, но никогда не старались меня переубедить. Когда я собирался навестить родителей, мама просто спрашивала, на каком я питании, потому что я мог быть вегетарианцем, веганом, вообще не есть несколько дней. 

Хотя много лет тому назад я напугал маму. Я держал Великий пост, причастился, часто ходил в церковь. Несколько лет подряд православие играло большую роль в моей жизни — я ощутил благословение Божье, помощь высших сил. Тогда был момент, когда мой друг ушел в монастырь, и я хотел пойти по этому же пути. И мама испугалась. Она не знала, что делать. Как можно отговаривать, когда речь идет о Боге? Она поняла, что ситуация безвыходная, и ее нужно просто принять. 

В какой-то момент я передумал сам. Потому что я не монах. Мне нужны люди. Когда я работал в кафе у Ксении, за день через меня проходило около 400 человек, и все они были реально нужны мне! Работая в «То, что можно» в баре, я весь день общался с гостями на разные темы — от йоги и правильного питания до экономики России. Так что, когда пришло время уйти из бара и заняться развитием проекта, мне это далось непросто. 

Ксения: 

— У нас разделение труда, при этом мы дополняем друг друга. Саша жесток в управлении, но при этом хорошо выстраивает отношения с коллективом, любит общаться с людьми, я — вижу, как расширить границы проекта, как его можно развивать. 

У меня был опыт работы в системе общепита в Америке, у Саши — в России. Две концепции объединились в единое целое. 

Александр: 

— Многие меня предупреждали: начинать с кем-то бизнес опасно! Но я знал, что мы будем работать на полном доверии и принятии, с безоценочным отношением. И что это принесет результат. 

Ксения: 

— Уже в самом начале в проекте был заложен некий символизм. Когда я закрывала мини-кофейни «Зерна», знакомые говорили: раз продали зерна — обязательно прорастет дерево. И вот оно проросло — на стене «То, что можно». 

текст: Татьяна Бушмакина 
фото: из архива проекта «То, что можно» 

Что еще почитать на тему «Саморазвитие»

Наталья Минникаева:

Мастер Ошо-медитаций, энергопрактик рассказала о важной цели — учить женщин быть самими собой.

Эллина Перминова:

Психолог, коуч рассказала о том, как глубокий кризис помог выйти на новый виток самосознания.

Светлана Бабкина:

Четырежды мама, почти 20 лет жена, мастер релакса рассказала о миссии родителей и важных для женщины...

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно