Журнал
поделиться

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»

#Арт
Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»

Известный керамист рассказал о работе с капризным материалом, о том, чем ему близко творчество Врубеля и почему он назвал юбилейную выставку «Пир королей».

«Глина — живая материя»

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!» — Валерий Владимирович, согласно мифам человека создали из глины. Как вы относитесь к такой версии?

— Положительно! Потому что нигде не сказано, что Бог писал картины. А вот глиной занимался совершенно точно. Это значит, что он ее специально готовил, создавал инструменты, обжигал свои творения и после этого вкладывал в них бессмертную душу. А уж то, что у него получилось, думаю, высший пилотаж. Мы все знаем, что Адам был совершенен, а Ева — прекрасна.

— Почему из всех материалов вы выбрали именно глину?

— Я много занимался живописью, готовил себя к карьере художника и фанатично был предан этому виду искусства. Но когда после армии приехал в Ленинград и увидел питерскую керамику, был просто ошеломлен! Сразу понял, что это мой материал. К сожалению, сейчас живописью я не занимаюсь, но ни разу не пожалел о том, что освоил искусство керамики.

— Сразу поддалась вам глина? Какой характер у этого материала?

— Конечно же не сразу. Я думаю, глина когда-то была живой материей, думала, мечтала, надеялась на что-то. И как поведет себя энергетика, которая скрыта в ней, совершенно неизвестно. Нужно быть очень аккуратным, осторожным, чувствовать пальцами каждый ее микрон. Теперь уже, прикасаясь к глине, сразу понимаю — из этой получится, а вот из этой, сколько ни мучайся, ничего не выйдет.

К тому же процесс обжига в определенной степени неуправляем. Это большое чудо, когда достаешь изделие из печи, и результат предвосхищает все то, на что ты надеялся. Случается и так, что печь просто уничтожает твое изделие. Тогда нужно набраться терпения. Особого, керамического терпения. И начать все снова. Когда наносишь глазурь, результат тоже может оказаться непредсказуемым. Все зависит от толщины, режима обжига, от того, какая глазурь рядом. Порой это взаимодействие трудно прогнозировать. Иногда получается чудо, а иногда — боже мой, глаза бы не смотрели. Но я заставляю себя думать, что эта неудача является ступенькой к новой удаче.

— А глину вы используете какую-то особую?

— Мастера никогда не работают одной глиной, всегда делают смеси. У меня есть три заветные глины: обская, линевская и веселовская. Месторождение последней находится на Украине. И мне очень повезло получить ее столько... Не буду говорить сколько, потому что каждый керамист поймет, что это за гранью фантастики!

— Как же она у вас оказалась?

— В советское время она была завезена на одно новосибирское предприятие, где предполагалось делать эмалированную посуду. Вот там я ее и нашел! Сама по себе эта глина очень жирная, у нас такой нет — в нашей области породы очень тощие. А без жирных составов не обойтись. Веселовская — это просто фантастика! Я не перестаю удивляться ее свойствам.

Так с пластами никто не работает!

— Обыватель привык думать, что глина — это кувшины и вазы… Вы полностью эти стереотипы разрушили! Ваши пласты-картины, шары — совершенно ни на что не похожие произведения! Это ваша находка?

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»

— Пласты выполнялись и до меня, и сейчас выполняются. Но скажу откровенно, был в Питере, показывал свои работы однокашникам. Все признали, что так с пластами никто не работает. Даже очень авторитетная комиссия решила, что это работы эмалью по меди. В чем отличие? Думаю, до такой скрупулезности в работе с материалом никто не доходит. В основном мастера ограничиваются одним-двумя обжигами. Я себя в этом не ограничиваю вообще. Если нужно 2, 3, 10 раз обжечь — не считаюсь со временем, главное, чтобы получился результат.

— Вам близок Серебряный век, символизм. И это великолепно читается в работах. Чем этот период так интересен?

— У каждого художника есть свои предпочтения, любимые художники. Мне импонирует творчество Михаила Александровича Врубеля. Некий демонизм, к которому он прикоснулся, и сделал это гениально, — вещь опасная. По большому счету, он поплатился за это. Я это прекрасно осознаю и понимаю всю ответственность. Поэтому стараюсь материализовывать светлые сущности. Хотя друзья-художники — люди проницательные. Они часто говорят, что эти большие глаза, этот взгляд с моих картин наполнены неким смыслом, и далеко не всегда позитивным. Да, наша жизнь состоит не из одного позитива. Есть вещи и грустные, минорные. Но это печаль светлая, дающая пищу для новых произведений.

«Люба, я посвятил эту работу тебе!»

— Расскажите о новой выставке «Пир королей», которую вы приготовили к своему 60-летию!

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»

— Я просто обязан был отметить эту дату — так принято среди художников. А тема королей не случайна. Когда-то три замечательных художника — Сережа Мосиенко, Саша Шуриц и Валера Кузнецов — решили устроить совместную выставку. Сережа придумал очень амбициозное название «Три короля». Я до сих пор жалею, что этот проект не осуществился. Когда думал над темой моей юбилейной выставки, то решил, что эта амбициозность здесь будет уместна. И пускай это будут не просто три короля, а целый пир! Со свитой, прекрасными дамами, настоящим праздником. И пир, я думаю, состоялся на славу!

— Здесь представлена не только керамика, но и графика. Чем это направление вас привлекает?

— Керамику делать долго. Она только сохнет неделю! Постоянно нужно включать керамическое терпение. И что же, эту неделю ты будешь стоять над ней? Нет конечно. И я переключаюсь! Графика делается быстро: берешь краски и картон — и готово.

— Есть на этой выставке ваши любимые работы?

— Любимых работ у меня совсем мало. Есть картина, которая называется «Левша». Сделана она в 2003 году. Когда я ее создавал, даже не предполагал, что так получится. Но помимо воли изобразил две левые руки, но в разных ракурсах. Первым это заметил мой сын. Ну а так как моя супруга — левша, то я сказал ей: «Люба, я посвятил эту работу тебе!»

— С каким-то еще материалом хотите поработать?

— Чего только я не хочу! Конечно, моя давняя любовь к цвету присутствует и в керамике, но маленькими шажками подкрадываюсь к живописи. Даже купил несколько холстов и краски. Но все думаю, что я еще не готов… Веду с собой внутренний диалог: «А когда же ты, Валера, будешь готов?» — «Надеюсь, сейчас разгребу эти дела и займусь». Хотя прекрасно знаю, что художник — это не тот человек, который решил все свои проблемы и теперь занимается творчеством. Художник — это тот, кто отодвинул все дела в сторону, создал для себя «коридор» и, забыв обо всем на свете, концентрируется на творчестве. Но, видимо, мое время в живописи еще не пришло.

— Юбилейная выставка состоялась! Что дальше?

— Сейчас я создаю большую коллекцию восточных тарелок и сосудов для одного нового магазина. А когда закончу эту работу... Не буду ничего загадывать! Часто бывает так, что начинаешь заниматься совсем не тем, чем хотел. Именно это состояние незапланированности я ценю больше всего. В такой спонтанности и рождаются чудеса!

Мастерская — намоленное место!

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»

— Сколько времени вы проводите в мастерской?

— Я бываю там практически ежедневно. Если нет работы, все равно прихожу. Могу что-то записывать или читать. Да мало ли чем можно там заниматься! Мастерская — это такое намоленное место, где я многого прошу, на многое надеюсь и… многое получаю!

— А как вы любите отдыхать? Тоже в мастерской?

— Мой отдых до банальности примитивен — лежу, смотрю в потолок и ничего не делаю! И наслаждаюсь этим ничегонеделаньем. Я даже порой заставляю себя не двигаться и выгоняю все мысли из головы, чтобы была абсолютная пустота. Это, может, и по-дурацки, но иногда просто необходимо.

— В декабре в Новосибирске пройдет фестиваль керамики. В этом году вы будете участвовать в непривычном для себя статусе. Расскажите!

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»— На протяжении нескольких лет я был членом жюри. Естественно, свои работы на конкурс не выставлял, они просто были в экспозиции фестиваля. В этом году директор Юрий Неупокоев предложил мне стать участником. И я согласился. Фестиваль керамики — это всегда впечатляющее мероприятие. Это много неожиданных встреч, интересных работ, профессиональное общение. Знаете, это как особое братство материала — когда люди разговаривают на одном языке. А иногда понимают друг друга без слов.

Валерий Кузнецов:«В спонтанности рождаются чудеса!»— Вдохновляют ли вас такие встречи?

— Когда видишь чью-то творческую удачу, непроизвольно включается оценочный ценз: а соответствую ли я этому уровню? Недавно я работал в Москве в составе творческой группы. Было очень много встреч с художниками-керамистами. И каждый работал по-своему. Я увидел новые, неожиданные подходы и направления. В какой-то момент я подумал: «Боже мой! Люди вон что делают! А я…» Потом мы сидели за чаем, и то же самое сказали обо мне! Мы интересны друг другу тем, что мы все разные. В керамике колоссальное количество технических средств. Жизни не хватит даже попробовать все

Вопрос вдохновения весьма сложный. Каждый черпает его изнутри. Если ты ищешь пищу для своей внутренней пустоты где-то вовне, вряд ли что-то получится. Но если ты творишь, исходя из своих внутренних критериев, значит, ты художник.

текст: Наталья ТЮМЕНЦЕВА

фото: Игорь МАЗУТСКИЙ

Что еще почитать на тему «Арт»

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно