Журнал
поделиться

Василий Ляхов:

«Баня — прекрасный инструмент для медитации и постижения мира!»

#Саморазвитие

ТЕКСТ: Марина Чайка
ФОТО: из личного архива Василия Ляхова

Василий Ляхов:


Легендарный мастер в мире банного искусства. Слушать его — большое удовольствие, а когда Василий Сергеевич обнимает, отправляешься прямиком в детство. Ведь он не просто прижимает к себе могучими руками, а «нянькает». А еще он знает, каким большим может быть сердце, что делать с энергетическими вампирами и зачем относиться к гостям как к детям!

«Я лег на полок к Семенычу и понял, что попал…»

— Василий Сергеевич, расскажите про свой первый опыт настоящей бани…

— Это было в 1986 году, когда мы жили в Киргизии. Меня в такую баню случайно привела жена. Пришла она как-то домой и сообщила, что собирается в сауну: у нее на работе создавались группы здоровья. Мне идея очень понравилась, сказал: «Пойду с тобой, ведь борцы без бани не живут!» В те годы я занимался спортивной борьбой. Она возразила: «У нас девочки и мальчики будут париться отдельно!» Я опять за свое: «Тогда я с вашими мальчиками пойду». Она резонно заметила: «А кто пустит? Тебя же не знают!» Я не сдавался: «Если не пустят, вернусь домой!»

И мы поехали в эту сауну. Оказалось, что мероприятие проводили в спорткомплексе «Динамо», где я когда-то тренировался. Так получилось, что мы с женой приехали раньше остальных. Мы всех ждали, а рядом ходил какой-то мужчина и все на меня поглядывал. Сообразив, что я его не узнаю, он подошел: «Вася, ты? Наверное, не помнишь меня, я Володя, мы вместе в борцовском зале у Ремизова тренировались! Ищешь здесь кого-то?» Ну, я и рассказал ему запутанную историю про коллектив жены и мое упрямство попасть в их группу здоровья.

Оказалось, что мой старый знакомый работает спорторгом в проектном институте. А команда дедов из КиргизПромПроекта замучила его: одна баня им не подходит, другая — ездят по городу, ищут нужную. Вот он и решил показать им ту, что в спорткомплексе.

Когда те самые деды подъехали, я был со спорторгом, и ни у кого не возникло вопросов, откуда я взялся и кто такой. Пошел париться и таким вот неожиданным образом вошел в банный мир! Так всегда бывает: мы чего-то упрямо хотим, а Бог складывает как нужно.

— Деды эти знали секреты настоящей русской бани?

— Да. Когда мы пошли париться, их старейшина — Петр Семенович Демьяненко — спросил меня: «Вася, а ты любишь баню? Парить умеешь?» Конечно! Я же крутой, герой, всегда в бане по 15 заходов делал, на верхний полок садился и раз по 15 в ледяную купель нырял! Я же борец, центнер августейшего тренированного мяса! Веником подубасить тоже могу. Ну и Семеныч попросил продемонстрировать. Я ка-ак дал ему с размаху березовым веничком! Он сразу же прекратил эту историю и сказал: «Ложись, я тебе покажу, что такое баня!» Я лег на полок и понял, что попал… Таких ощущений у меня никогда еще не было! Голова отключилась, тело не слушалось, и при этом я все чувствовал. Сказочное состояние! Он парил так, будто на меня положили теплое махровое полотенце и за уголочки потихоньку тянут с разных сторон, а внутри появилось какое-то беспричинное ребяческое счастье!

Потом четыре года я, как в школу, ходил к этим дедам учиться держать в руках веники, понимать и ощущать баню, задавал пытливые вопросы. Мне хотелось быстрее все освоить, а мои мудрые учителя никуда не торопились, так как занимались этим не ради коммерции, а для души и тела. Поэтому 80 процентов ответов звучали абсолютно одинаково: «Табе хорошо, вот и лежи!» Можно перевести так: «Не умничай!» Сначала я, грешным делом, подумал, что они не хотят делиться секретами, скрывают знания. Но через некоторое время осознал, что так они учили меня главному — парить не как я, умный Вася, придумал или меня научили, а так, как нужно тому, кто лежит на полочке! Чтобы ему было хорошо. Это для мастера пара самое важное.

Когда я наконец до этого дошел, Петр Семенович посадил меня рядышком и сказал: «Ну что, Вася, на пять я, может, и сам парить не умею… А на четыре ты уже научился! Я тебе больше ничего не могу передать, иди по белому свету, собирай знания и создавай свою команду. Но если доведется в старости попасть в твои рученьки, не откажи погреть мои косточки».

«Банная мудрость наших предков начала просыпаться еще в 1980-х…»

— Отправил вас создавать банный клуб, учить?

— Да, но тогда я этого не понял, только через годы. Долго плутал, прожил не одну жизнь в совершенно других ролях, набираясь опыта и знаний. А баня все время была просто где-то рядом, моим хобби. Как только перебирался с семьей на новое место, в первую очередь строил баню. Дом еще не возвели, а баня уже была. И все время учился, практиковался.

В 2004 году жизнь круто изменилась. Видимо, концентрация необходимых знаний стала достаточной для нового шага. Все само собой выстроилось. Сначала дочка поступила в вуз в Москву, а потом и сын. Мы с женой переехали вслед за детьми. Я был в это время пасечником и привез в Москву свои 3,5 тонны меда. А пока его продавал, провалился в банную тему.

— Как так?

— Оказалось, что для бани берут много меда. В Москве мне довелось встретить однофамильца — Владимира Николаевича Ляхова. Решил я его медом угостить! А он заказал сразу две фляги. Когда я их привез, он стал мне рассказывать про парение. Я заулыбался. Он удивился: «Чего это ты лыбишься?» Тогда я рассказал ему, что учился и в этой теме разбираюсь. Владимир Николаевич еще больше удивился, мол, в России нет школы банного мастерства.

Я ему ответил, что в России нет, а в Киргизии была. И он пригласил меня попариться на дачу к Виктору Валентиновичу Маслову, который сейчас стал очень известным мастером керамических бань — так называемых Русских бань Маслова.

Отлично тогда попарились, и я остался там работать. Оказалось, что знаю то, чего не знают другие. Мы строили бани, готовили персонал. В итоге родилась школа!

— Владимир Николаевич, заметив, что в России нет банной школы, сказал знаковую фразу!

— Так-то оно так, но потребовались годы для наработки авторитета, преподавательской концепции. Все эти годы я так и шел по жизни, стараясь рассказать про баню, показывать процессы, уча своих друзей и близких правильно парить и с любовью относиться к этой традиции. Только в 2008 году, после благословения архимандрита Льва Прибужского и победы на Первом международном чемпионате по парению вениками, у меня появилась возможность готовить самых настоящих мастеров пара. Мне предоставили две бани, я был очень доволен! Тогда школа стала работать в полную силу.

Многие ребята, которые пришли тогда поучиться, сейчас уже открыли свои школы или стали знатными мастерами. Например, одна из моих первых учениц Ольга Гарипова сейчас ведущий специалист в Варшавских банях в Москве.

— Как людей собирали? Сарафанное радио работало?

— Не только. Нам очень помог интернет. Люди, которые что-то понимали в банном деле, объединились. Чтобы делиться знаниями, мы создали форумы, начали организовывать фестивали, разные тематические мероприятия.

Вот и сейчас я за открытость и обмен опытом. Не хочу стать таким вот эксклюзивным дядькой, про которого где-то кто-то слышал и очередь к нему на месяц вперед за безумные деньги. Я хочу учить! Когда спрашивают, зачем, часто отвечаю, что у меня есть корыстная цель. Хочу в старости приехать в любой город страны, и чтобы меня там качественно попарили мои же ученики!

«Нужно жить, оттаивая сердца и отогревая души»

— Мне кажется, что баня связана с восстановлением родовой памяти. Внутри появляется ощущение чего-то мудрого, родного, древнего.

— Конечно! И как только информационный поток пошел через банную тему, а это было еще в 1980-х годах, стали просыпаться наши знания. Старики, которые что-то ведали, начали неосознанно искать среди молодежи тех, кто понесет это дальше. И я, тогда еще сопливый пацан, удачно попал к дедам! Видимо, мне нужно было к ним прийти!

В 1996 году, после того как потерял отца и мать, стал записывать кое-какие приходящие ко мне слова, можно сказать, в потоке. Тогда появились вот эти строки:

Из века в век, из уст в уста
Ты быль свою передаешь недаром,
Ведь правда наша лишь тогда
Не будет предана пожарам!
И вырастут у внуков внуки,
И будут помнить деда сказ,
Как проходила ты сквозь муки
И подымалась вновь не раз.
Порой враги торжествовали,
Кровавый затевая пир,
Но ты из пепла восставала,
И вновь тебе дивился мир…
И православные законы
Ты пронесешь через века,
И веру нашу миллионы
Сочтут своей наверняка!
И пусть твой путь тернист и труден,
В том у меня сомнений нет,
Что ты спасеньем мира будешь —
Рассея, сеющая свет!

Тема памяти и знаний предков приходила уже тогда, стучалась. В 1990-х годах она уже настолько созрела, что об этом стали говорить вслух. А в 2006-м мы осознали, что это целая волна. В 2016 году появилась масса литературы о бане в традиции. Эта тема сейчас уже настолько громко звучит, что мимо пройти невозможно.

«Банщик — проводник в медитацию»

— В чем же главная задача бани во все времена?

— Недавно как раз пришла фраза в тему: нужно жить, не согревая тело и стирая одежды, а растапливая сердца и отогревая души. Баня — это такое место, куда человек приходит врачевать свою душу, знакомиться с самим собой. И когда мы укладываем гостя на полок и работаем веничками, происходит магия!

Представь, тысячи касаний листиками, где-то капает водичка или шипит на камнях, шуршат веники, постоянно рождаются какие-то новые звуковые истории, ощущается тепло — то ярче, то мягче, чувствуется аромат трав в парной. Одновременно!

Наш ум, который пытается отследить все на свете, просто не в состоянии этого сделать. Он сдается и засыпает. А человек оказывается в фантастическом состоянии здесь и сейчас. Он чувствует пульсацию собственного тела, как веники двигаются по коже, где они сейчас находятся. Он слышит темпоритмику парения — тот звуковой рисунок, который мы оставляем на его теле. Все вокруг становится живым и ярким, и при этом мозг это не анализирует.

— Медитация?

— Да. Называний этому состоянию много, но суть одна. Это пауза, которая дает возможность открыть ресурсы заглянуть внутрь себя, попасть в состояние вне ума. Так даже можно выходить в ментальный слой, где лежит информация, знания предков. Это и есть родовая память, о которой ты говоришь.

Человек получает туда доступ, не прилагая особых усилий, так как нет шумовых помех от мыслей. Он просто черпает то, что знали и ведали до него.

Получается качественная и очень длительная, до получаса, медитация. После парения гость ложится в комнате отдыха и еще полчаса пребывает как бы в этой в дреме. Наши предки об этом знали и пользовались этим. Они создали баню в том числе и как инструмент постижения мира!

Здесь происходит понимание самого себя. Часто люди после бани пишут мне о том, что у них произошло, сложилось, как развернулась и повернулась жизнь. А всего-то в баньке погрелись!

— Последний раз после настоящей бани у меня какое-то время быстро воплощалось задуманное. Так что я в такие чудеса верю!

— На самом деле алгоритмы, которые донесли до нас старики, — это логически осмысленная последовательность действий, абсолютно физиологичная. Если она еще и мастером выполняется осознанно, то превращается в ритуал и волшебство.

Банщик здесь проводник. Он укладывает гостя и помогает уйти в это медитативное состояние, расслабиться и на какое-то время перестать думать.

— Получается, очень важно, кто именно парит. У такого проводника должно быть открытое сердце и чистые мысли. Ведь человек перед ним обнажен во всех смыслах!

— Все верно! Обнажение и погружение. В правильной бане Бог через мастера работает. Некоторые люди недоумевают, чему можно научиться в банном деле, зачем все эти мастер-классы и фестивали. Когда я об этом думал, родились строчки:

Смеясь над баней и не понимая
Бесценного значенья на Руси,
Себя мы в раннее старение ввергаем,
И нет возврата, сколько ни проси.
Нам не понять, пока не испытали
Блаженство на полоке, в тишине,
Когда все звуки сказочно далеки,
Не наяву, а будто бы во сне
Ты ощущаешь каждое мгновенье,
И наполняется все светом и теплом,
Проходишь словно заново рожденье
Здесь, в баньке русской. Нагишом.
И все пульсирует, звучит, ликует
От ощущенья запредельной чистоты,
Ты каждое мгновение смакуешь,
Новорожденный. Не стесняясь наготы.
А баня, силушкой наполнив тело,
Врачует душу, изгоняя страх.
И вот уже душа твоя запела,
А банщик, то ли Бог, то ли монах,
То ли шаман-кудесник, ворожбою
Заговорив и веники, и пар,
Все это время нянчится с тобою.
И ты родишься вновь. В его руках.

«Сердца у нас огромные!»

— А как банщику настраиваться на это почти священное действо?

— Я представляю, что ко мне придет не просто гость, а мой детеныш. Отношусь к мальчику как к сыну, а к девочке — как к дочери. Тогда не останется никаких отвлекающих моментов. Своим детям мы всегда рады!

А еще наша кожа — это «записная книжка». Она формируется из одного лепестка с нервной системой. Все прикосновения мы прекрасно запоминаем и расшифровываем намерения. Вспомни, когда кто-то сильно, но случайно толкнул на улице, ты же не злилась на этого человека? А когда легонько, но специально? Прямо буря внутри, правда?

И кожа «записывает» с того момента, как она появилась у малыша в маминой утробе. Поэтому, когда я прикасаюсь к человеку, он сразу понимает, с чем я пришел. В бане все считывается телом! Я могу прикоснуться как друг, брат, папа или дедушка. Тогда все хорошо. А если есть, к примеру, сексуальный подтекст, то гостья мгновенно поймет это и уже не сможет расслабиться. А когда мастер возьмется нянчить ее, как доченьку, то ей, наоборот, будет очень хорошо и спокойно.

Поэтому и важно настроиться так, чтобы понимать, с какой точки ты человеку открываешься.

— Это, получается, в любой сфере полезно.

— Точно! И полезно любить! Кстати, сердца наши рассчитаны на то, чтобы обеспечить любовью большое количество людей. Какие семьи были 100 лет назад? Например, такие: 15 детей, 15 братьев-сестер, 50 внуков, 150 племянников, а еще родственники мужа/жены. А сколько внуков?!

Сердце у нас огромное! А мы зажали его в рамки и любим трех-четырех человек, ну, от силы десяток... А ведь это главное, зачем нас сюда прислали, — любить безусловно. Не за то, что я потом взамен получу, а за то, что человек пришел в этот мир! Когда ты такой открытый, то никто даже навредить не сможет. Да, бывают ситуации, когда человек хочет хапнуть моей силушки, наполниться, как вампирчик. Как от него защититься?

— Даже и не знаю…

— Я — русло ручья. Через меня течет вода. Если вдруг решу, что я и есть эта самая водичка, ручей найдет себе другое русло. А к высохшему больше никто не придет напиться. Получается, я есть, и меня нет одновременно! Когда кто-то пришел от меня хапнуть, я позволяю и открываюсь прямо туда, к истоку. Охотник за энергией может даже захлебнуться от этой силушки! Но если я начну ставить стенки, то сделаю ему лишь одолжение. Он с азартом будет ломать их, ждать, пока я разозлюсь.

Но я говорю: «На, пей, сколько хочешь!» И эта самая водичка, текущая через нас, делает русло все глубже и глубже, оно становится огромным! Когда отдаешь свою безусловную любовь другим, ее становится только больше. Отдавай! Мы за этим и пришли сюда…

Что еще почитать на тему «Саморазвитие»

Наталья Минникаева:

Мастер Ошо-медитаций, энергопрактик рассказала о важной цели — учить женщин быть самими собой.

Эллина Перминова:

Психолог, коуч рассказала о том, как глубокий кризис помог выйти на новый виток самосознания.

Светлана Бабкина:

Четырежды мама, почти 20 лет жена, мастер релакса рассказала о миссии родителей и важных для женщины...

Мы используем куки

Не переживайте! Куки не сделают ничего плохого, зато сайт будет работать как следует и, надеемся, принесёт вам пользу. Чтобы согласиться на использование куки, нажмите кнопку «Понятно» или просто оставайтесь на сайте.

Понятно